Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Голод: самоубийство страны и самоубийство мужа с женой

Мало кто помнит, что в России были не только царь-пушка и царь-колокол, но и царь-голод. Так назвали голод 1891-1892 годов. Сверхсмертность составила 406 тысяч человек. Правительство считало, что голод вызван естественными причинами, земцы главной причиной считали сохранение общинного землепользования.

Правительство сохраняло общину как позднее совхозы — в качестве средства гарантировать минимальный урожай всем. Но при этом община не могла справиться с периодическими неурожаями, а чересполосица, мелкополосица и дальноземелье резко снижали эффективность труда.

Земцы принимали меры для помощи голодающим. Правительство считало, что помощь развращает. В.Ламздорф в 1891 году писал в дневнике: «Пожертвования ... содействуют деморализации народа». В конце января 1892 года министр иностранных дел Гирс говорил Ламздорфу: «Его величество [Александр III] не хочет верить в голод. За завтраком в тесном кругу в Аничковом дворце он говорит о нем почти со смехом; находит, что большая часть раздаваемых пособий является средством деморализации народа, смеется над лицами, которые отправились на место, чтобы оказать помощь на деле, и подозревает, что они это делают из-за похвал, которые им расточают газеты. ... Цесаревич [Николай] тоже слушает эти разговоры с одобрительной улыбкой».

Ламздорф об этом писал одобрительно.

22 января 1892 года «Московские ведомости» опубликовали воззвание Толстого о голоде. Правый «Гражданин» Мещерского прокомментировал: «Какие таинственные враги порядка, какие ж...ы могли попутать редакцию ... пустить в обращение бешеный бред графа». Тираж газеты был конфискован.

Александр III отказался принимать помощь от иностранных правительств, разрешил помощь от частных лиц. В результате из США доставили около 10 тысяч тонн продовольствия, в числе жертвователей были американские евреи. «Панч» поместил двусмысленную карикатуру: император протягивают руку за помощью Шейлоку, у которого в руках английская газеты с сообщениями о погромах в России.

Власть отказалась выдавать безвозмездные ссуды.

Во время неурожая 1911 года в некоторых губерниях отказались выдавать даже возмездные ссуды семенами, заявляя, что «ссуду мужик пропьет». Голодающим предлагали записаться на общественные работы, но работы и организовывались плохо, да и не всюду были. При этом во многих губерниях были излишки хлеба, но власть не считала необходимым организовать их переброску в голодающие районы. Экспорт зерна в 1892 году упал, но всё же из России вывезли 3 миллиона тонн.

Бездушие власти самодержавной, однако, уступало бездушию Ленина, власти, которая возвела самодержавие в куб. Василий Водовозов вспоминал, что Ульянов ему говорил в 1891 году, когда вся интеллигенция думала о помощи голодающим:

«Разрушая крестьянское хозяйство, выбрасывая мужика из деревни в город, голод создает пролетариат и содействует индустриализации края. ... Он заставит мужика задуматься над основами капиталистического строя, разобьет веру в царя и царизм и, следовательно, в свое время облегчит победу революции».

Не надо помогать, надо использовать!

В 1922 году Ленин использовал голод для конфискации церковных ценностей и репрессий против Церкви; сохранилось его предельно циничное распоряжение об этом. Из конфискованных ценностей лишь малая часть была продана за границей в обмен на продовольствие. Себя и кремлёвскую верхушку Ленин продолжал кормить щедро и щедро тратил золото на лечение номенклатуры в Германии и финансирование «международной революции».

Василий Водовозов — сын великого педагога и великой переводчицы — был на 6 лет старше Ленина. Один из лидеров Трудовой народно-социалистической партии, горячим сторонником Учредительного собрания. В 1923 году сумел вместе с женой уехать в Германию («научная командировка»), оттуда переехал в Прагу.

Жил в крайней нужде, начал слепнуть и глохнуть, и 7 октября 1933 года — ему было 68 лет — бросился под поезд.

Его жена, урожденная Ольга Введенская, через сорок дней после гибели мужа, тоже покончила с собой — отравилась вероналом. Ей было 49 лет.

В этой истории «брачного самоубийства» поражает аккуратно выдержанная пауза в сорок дней. Уважение к обычаям? Собиралась с духом?

См.: Ленин - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем