Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Дмитрий Смирнов: казённый антилиберализм

Свящ. Дм.Смирнов выразил не «патриархийное» мироощущение, а «общероссийское», когда в интервью 11 марта 2010 года заявил о нежелании полемизировать с демократами, противниками военно-патриотического воспитания в школах: «Я даже не считаю возможным вступать в полемику с этими людьми, чтобы не создавать ложного представления, будто возникает некая общественная дискуссия. Какая может быть общественная дискуссия, когда таких оригиналов у нас от силы наберется несколько десятков на всю страну!».

Конечно, когда Смирнов заявляет, что «их мнение не отражает точки зрения даже тысячной доли процента живущих в России. Это настолько ничтожная группа, что полемикой с ней можно не заниматься», — это дезинформация. Демократов в России не много, а всё же около 15-20 процентов. Когда о.Дмитрий заявляет, что либералы «не терпят никаких возражений, ибо для них плюрализм — это полное принятие их доктрины. То, что могут быть иные мнения, взгляды на историю, на то, что требуется нашему народу, это находится за рамками их восприятия», — это даже не дезинформация, это проекция на другого собственного греха. Именно для большевиков (а Смирнов типичный парткомовский большевик) «плюрализм – это полное принятие их доктрины».

Смирнов большевик в ещё одном чётком смысле. Он представляет большинство. Большинство это сформировано десятилетиями послереволюционного террора, поддерживается ежедневным террористическим трудом «силовиков» и их «правительства России». Однако, это большинство именно сформировано, то есть, оно реально. Это большинство – «советские люди», которые готовы жить короче и хуже, чем обитатели других стран, зато наслаждаться самым изысканным (и самым противоестественным) образом: чувствовать себя принадлежащим к большинству. Это наслаждение не так уж велико, при случае все эти люди постарались бы стать нормальными. Однако, случая всё не представляется, остаётся удовольствоваться малым. Не просто быть большинством, а наслаждаться тем, что твой враг – меньшинство. Врагов при этом может быть чрезвычайно много (в определённом смысле, всё человечество, которое смеет не быть «Россией»). Пьяный, нищий, измождённый болезнью человек находится в состоянии перманентной одури от того, что хорошо одетый и образованный господин – представитель меньшинства, а он – представитель большинства. Ходорковский в тюрьме – меньшинство. Вдова Сахарова в Бостоне – меньшинство. Да и весь Бостон, и вся Америка, и весь Запад. Уцелевшие с перестройки демократы – меньшинство. Как это греет душу!

Новояз явление довольно текучее, этим и силён. Вот Смирнов использует один приём новояза – берётся  демократическое явление («плюрализм»), объявляется положительным (как и демократия), но при этом демократией и плюрализмом объявляется деспотизм и тоталитаризм. Патр. Кирилл (Гундяев) использует другой приём – прямого, лобового отвержения плюрализма. Эти два приёма соотносятся друг с другом как куколка и бабочка, потому что патриарх Кирилл называет плюрализм «игрой», тем самым оправдывая свои положительные слова о демократии: мол, это была шуточка, забава, для потехи говорилось. Он оставляет за собой право повторить потеху: «Не наша, не церковная это идея — политический плюрализм. Но прямо скажу: это все игрушки, дань моде, переживание момента. (Если) сегодня это кажется целесообразным — играем в свои игрушки». Однако, сам он поставляет себя выше игр: «Играете — играйте, но кто-то же должен думать о единстве поверх политических партий» (18.3.2010, речь в Ереване).

Любопытно, что при этом главным «плюралистом» оказывается Пётр I, посмевший уничтожить патриаршество. Спаситель империи (а именно таковым был Пётр) оказывается её разрушителем в 1917 году. Довольно спокойно перенесший распад советского империи в 1990 году патриарх, видимо, считает свою любовь к тоталитаризму залогом восстановление империи через триста лет. Это удобно: проверка невозможна.

Смирнов как задник Кураева.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем