«Яков

Оглавление

Надгробие как пропуск: эстетика путинизма

Эстетика Ельцина-Лужкова была, как неоднократно отмечалось, эстетикой детского деревянного конструктора. Башенки, балкончики, баллюстрады, балясинки, и всё такое пузатенькое, весёленькое, и чтобы над всем этим башенки. Это эстетика чернильниц, модных в первой половине ХХ века: пузатые, с крышечками, стоявшие словно голова Черномора на гранитных досках.

Мавзолей Ленина тоже ведь похож прежде всего на чернильницу и этим родственен храму Христа Спасителя, которого острые языки сразу окрестили Чернильницей Христа Спасителя. У Мавзолея нет маковки, но у многих казённых чернильниц маковок не было, они были характерны больше для ученических приборов.

Эстетика путинизма — эстетика того же письменного прибора, только развалившегося от удара оным по голове подследственного. Или просто кто-то спёр прихотливую стекляшку с забавной крышкой, а подставка осталась. Эстетика гранитной доски, поставленной на попа. Эстетика надгробия, о котором, можно сказать, как немцы говорят об автомобиле: «Машина быть любого цвета, при условии, что она чёрная».

Эстетика парткладбища, где каждая доска — как страница партбилета с фотографией, датами, должностью и отметками об уплате членских взносов. Жёсткая иерархизированная система, в которой у быдла такая же доска, только пожиже и пониже, и фоточка качеством похуже, и не имя с отчеством, а инициалы. Эстетика пропуска. То-то апостолу Петру морока эти корочки изучать.

Надгробия вылезли с кладбища и заполонили улицы. Замкнулся круг: ведь надгробия не самозародились, они выражали идеал живых или, точнее, идеал «живых». Всё живое — «излишество». Ободрать, поставить вертикально, чтобы сэкономить место, а главное, никаких окон, чтобы вождь, едущий по пустынным улицам, никого не видел. А что видеть? И без вас тошно. И все кивают, всем тоже тошно.

Эстетика пропуска была всегда, но далеко не шла. С Путиным она шагнула далеко за пределы кабинетов: в архитектуру, в дороги, в автодорожное движение. Кончились завитушечки и прибамбасы, остался голый прямоугольник, бессмысленный и беспощадный как всякий бунт против свободы и жизни.

См.: Кладбище - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Яков Кротов. История», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Надгробие Щербины на Новодевичьем: это один из немногих пострадавших в ходе придворной борьбы номенклатурных кланов, управляющий делами ЦКП КПСС, которого выкинули из окна в доме сверх-элит на улице Грановского через два дня после победы Ельцина.

Рангом пониже — Донское кладбище, полковник Иван Кремень. Вдруг, среди евреев. Потому что на Донском ещё и палачи хоронились, довольно много чекистов. Кремень в 1936 году окончил Центральную школу ГУГБ НКВД СССР, в 1939 уже был зам. нач. отдела кадров Главного тюремного управления НКВД, во время Второй Мировой войны возглавлял СМЕРШ Украинского фронта — самая расстрельная работа, а вот что после войны, неясно.