Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Евангелие в кино. 2021 год: Чёрная пасха. Борьба с расизмом как средство спасти фильм о Христе

Фильм 2021 года «Чёрная пасха» снят по роману Джеймса Блиша того же названия 1967 года. От романа не осталось почти ничего, кроме одной сцены, где Нью-Йорк разваливается, а на фоне разваливания из могил выползают трупы.

Режиссёр Джим Кэррол. Это его четвёртый фильм или, вернее, третий, потому что его третьим фильмом значится «Убийца, 33 год» 2020 года — но это, судя по кадрам и отзывам, абсолютно то же кино, что «Чёрная пасха». Видимо, название поменяли в 2021 году: решили использовать движение «Жизни чёрных важны» для привлечения зрителей.

Фильм не просто снят дёшево. Он снят плохо. Режиссура, оператор, актёры, — всё халтура. Впрочем, главная беда — сценарий.

Начинается фильм как рассказ об «исламисте-террористе», который по приказу очередного «горного старца», отдающего повеления с экрана компьютера, хочет разрушить «христианский запад». Сюжет, в кино эксплуатирующийся с 1920-х годов.

Тут же вносится побочный и всё портящий элемент: у террориста в детстве исламисты убили родителей. Террорист мучается вопросом, как Аллах это допустил. Зритель мучается вопросом, как жертва терроризма сам стал террористом, на что сценарий устами одной героини даёт лаконичный ответ: «Стокгольмский синдром».

Вопрос «как Бог это допустил» мучает и второго героя — с его трагедии кино начинается. Борец с террористами попал в аварию, погибли жена и двое детей. Виноват, он полагает, Бог. (Вообще-то виноват он: сидя за рулём, смотрел на жену и детей любящим взором. Любить-люби, а смотри на дорогу, балда! Любовь часто в том, чтобы смотреть не на любимых, а на дорогу.)

Вопрос теодицеи в фильме как-то испаряется, он лишь мотивирует этих героев убить Сына Божьего. Отомстить.

На первый план со второй четверти фильма мощно выходит абсолютно другой сюжет: наиглавнейший террорист-старец приказывает главному террористу отправить отряд киллеров во главе с несчастным вдовцом во времена Христа и убить Иисуса. Чтобы не было распятия. Не будет распятия — не будет воскресения, не будет воскресения — не будет христианства, не будет христианства — не будет Америки, Запада, неоколониализма.

Главный террорист нанимает четырёх гениев. Главный гений белый, но на втором месте чернокожий, 3 место отдано мексиканке (возлюбленной первого гения). Вдруг прорезается совершенно побочный мотив борьбы за расовую справедливость.

Затем следует чехарда путешествий во времени. Киллеры то убивают Иисуса, то не убивают, а, напротив, гении-учёные убивают киллеров. В конце фильма гений-учёный наконец доносит ФБР о террористе, и ФБР убивает негодяев.

По ходу чехарды оказывается, что юноша, который убежал от стражников в Гефсимании нагим (но в трусах!) — это гений-учёный из 2021 года.

В сухом остатке: Иисус оказывается всё-таки Богом, который без труда переходит на английский (вообще, в подражание Мэлу Гибсону, персонажи евангельских сцен говорят на иврите). Иисус всё-таки — совершенно сознательно погибает, после чего воскресает. Визуальный ряд евангельский сцен несколько сбоит: то это барочные картинки XVIII века, как у Гибсона, то — в сцене воскресения — готическая иконография XIV столетия.

Лучшая сцена фильма — когда чернокожий компьютерщик объясняет Иисусу, что того ждёт страшная судьба, страшная. Компьютерщик видел какой-то фильм (наверно, опять Гибсона), видел, как Иисуса бьют, прибивают ко кресту… Иисус спрашивает, что было дальше, чернокожий виновато разводит руками: не досмотрел до конца, копия была пиратская, дефектная. Иисус спокойно говорит: «Я вернусь!» Алл би бёк. Чернокожий морщит лоб: «Это вроде из другого кино?»

Впрочем, когда Иисус несёт крест и падает, именно чернокожий приходит ему на помощь. В смысле, главные страдания принимают на себя чёрные, а Иисус — так, попутчик. Впрочем, Иисуса играет популярный актёр Джейсон Кастро, не вполне белый, с фантастической копной волос, и в фильме он именно с этой копной, намного превосходящей по объёму традиционные для баптистской иконографии локоны Спасителя. Только бороду ему очень ненатурально приклеили.

В общем-то, это довольно распространённая среди вполне ортодоксально верующих людей мироощущение. Мы же тоже всего лишь люди!

Но на самом деле, конечно,  проблема не в том, что нам не дано помочь Иисусу, а в том, что тому неча креста искать, у кого крест за спиной. Может, не такой киногеничный, зато свой.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем