Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

История как коммуникация. Специализация в общении: разделение или приумножение?

Михаил Гаспаров горестно писал о IV веке до р.Х.:

«Свободный грек все больше становился из производителя потребителем. Это сказывалось даже там, где говорить о производстве и потреблении вроде бы странно, — в искусстве. Век тому назад оно было простым — таким, чтобы при надобности любой гражданин средних способностей, поучившись в школе пению, мог сложить и спеть песню, а поучившись у мастера правилам пропорций, мог бы вытесать колонну или статую. Теперь оно становится сложным — таким, чтобы каждый любовался на произведение, но не каждый мог бы (а еще лучше — никто не мог бы) его повторить. Из самодеятельного искусство становится профессиональным — разделяется между немногими производителями и массой праздных зрителей или слушателей. При этом мастер смотрит на зрителя свысока, как на невежду, а зритель хоть и восхищается мастером, но тоже смотрит на него свысока, как на узкого специалиста, нанятого его, зрителя, обслуживать. Легче всего это было увидеть на пороге искусства — в спорте. Каждый может быть физкультурником, но не каждый — рекордсменом».

Специализация зло или благо? Неужели в самом деле Майя Плисецкая лучше бы танцевала вечером, если бы днём стояла не у балетного, а у токарного станка или изучала Еврипида?

К тому же тут явное упрощение. И во времена Фидия не были греки мастерами на все руки. Не все изготавливали статуи и пели. Если на уровне школьном, то это в любую эпоху, всякий может что-нибудь «забацать», но не становится от этого творцом. Так, Бен Забацалель.

Очень странное недоразумение и горевание. Тем не менее, наблюдение интересное, только относится ли оно именно к Греции этого столетия или уже во времена мамонтов люди учились быть профессионалами в одном, чтобы не быть дилетантами во всём?

То, что описывает Гаспаров, есть плач не о прошлом, которого отродясь не было, а мечта о будущем, где всякий будет по настроению и леонардо, и моцарт. Только такое будущее невозможно и ненужно. Это мечта о вечности, где ключевое — не быть потребителем. Но «не быть потребителем» и «быть универсальным созидателем» пропасть. Диалог о скульптуре менее всего — диалог двух скульпторов между собою. Скульпторам некогда, они скульпторуют. Это диалог профессионалов в искусствоведени. А может быть, и не профессионалов, но специалистов в чём-то совсем не скульптурном. Философа и педагога.

Потребительство не в том, чтобы наслаждаться Моцартом, а в том, чтобы наслаждаться потребительски — не для ответа, а для мления, для оборачивания себя в тёплое облако эмоций.  Это своего рода фарисейство в культуре.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Яков Кротов сфотографировал витрину ателье на Пресне (на улице Заморёнова) и считает одной из своих лучших фотографий