Книга Якова Кротова

Почему Европа не Дура, а вот фанатизм — увы… Как запрещение порнографии делает порнографией всё

Фреска, изображающая обретение Моисея, в Дура-Европос, 240 год, и картина Овербека, 1824 год. «Европа» — это греческое слово, «ев» — как и в «Евангелии» и пр. «Благой», «добрый», включая «толстый», «широкий», а «роп» — это «лицо». Широколицая. Наверное, лучше, «круглоликая», «полноликая». Как бы финикийская — ливанская — принцесса. Дура-Европос от Ливана ведь очень недалеко. В общем, что угодно, но не Европа в современном смысле. Похищение же! «Дура» просто «холм».

Европа была на берегу Евфрата. Так «Евфрат» — ровно то же «ев» плюс «фраза». Можно сказать, «благофразие». Так греки переосмыслили очень древняя и не вполне понятное название реки у местных (греки ведь тут завоеватели с Запада) — Буруду — Бурануна — Пуратту — персидское Уфрату. «Буруду», по гипотезе Вяч. Иванова, «медь», как путь, по которому сплавляли корабли с рудой, но это очень гипотетично.

Начиная с Дура-Европос этот сюжет был частым поводом изобразить обнажённую даму. Особенно в 18-19 веках. Иногда даже целую стайку дам в реке. В общем, из серии «кающаяся грудь Магдалины» и «Иродиада пляшет перед Набоковым». Виноваты не художники и не заказчики, виноваты фанатики. Фанатизм запрещает всё, кроме себя. В результате запрещённое начинает реализовываться в формах фанатизма. Если запретить журнал «Плейбой», то на церковных фресках появится то, что должно быть в «Плейбое».

 Фредерик Гудол

См.: Фанатизм - Моисей - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).