Книга Якова Кротова. Рабство России.

Потёмкинские благодеяния: от Ленина до Путина

Существует миф о благодеяниях Ульянова-Ленина, в том числе, миф о бесплатной медицине для всех.

В 1921 году Ульянов запретил частную медицинскую практику как противоречащую «основным началам правильной организации медико-санитарной помощи и общим основам социалистического строительства».

Означало ли это создание бесплатного здравоохранения?

Конечно, нет. Это означало создание сложной системы кланово-сословной медицины, перераспределявшей доходы казны в пользу элиты совершенно непропорциональным образом. Существовала и частная медицина, но существовала, как и нормальная экономика, в подполье. Система прежде всего обслуживала номенклатуру, отдельные ведомства и группы. Для «плебса» были обычные «поликлиники» и «больницы», но основные средства тратились на медицину ведомственную.

Градаций было множество: высшее руководство предпочитало лечиться у швейцарских натуропатов, а в России — в бывших царских поместьях. Диктатора и его ближний круг обслуживало множество врачей. На другом полюсе была бесплатная медицина в концлагерях и на каторжных работах. Между этими крайностями находилась военная медицина. Всем остальным доставался фантик от конфеты. Конечно, и это был прогресс в сравнении с 1543 годом.

Изуверство системы умерялось взяточничеством, прежде всего в форме blat'а - обмена натуральными услугами в виде неафишируемого допуска к различным привилегиям.

В каждом ведомстве существовали свои санатории, поликлиники и клиники. Только в них можно было получить достаточно качественные медицинские услуги, хотя отставание от медицины свободного мира постоянно нарастало, а соотношение затрат и качества было невероятным. Градации качества услуг были невероятно тщательны разработаны и определялись местом ведомства в номенклатурократии.

В законодательстве от Ленина до Путина не было того, что есть во всех странах: возможности в суде оспорить врачебную ошибку. Термин отсутствует в законах по сей день. Вместо этого в УК России в 1922 году была введена статья о наказании до 2 лет за отказ от оказания медицинской помощи и статья о наказании до 1 года за «должностную халатность».

Впрочем, правил не закон. Знаменитое «дело врачей» напоминает, что решал не закон, а личная воля того или иного самодура. Не два года, а расстрел — просто врача объявляли террористом в белом халате.

Тут, как и во всём прочем, фундамент был заложен Ульяновым. Фундаментальное неравенство, фундаментальная ложь («pokazuha»).

То же относится и к «квартирному вопросу». Показушная конфискация квартир у «эксплуататоров», «уплотнение» — переселение в роскошные квартиры «эксплуатируемых» сопровождалось созданием чрезвычайно сложной системы распределения жилья в зависимости от положения человека в номенклатурной иерархии. В результате появилось отставание от нормального мира в жилищных условиях для абсолютного большинства населения. После перестройки номенклатурной системы неравенство в жилье и отставание от других стран резко возросли. В условиях деспотизма квадратные метры стали самым надёжным средством тезаврации, сохранения накоплений, хотя, как и завёл Ульянов, любой житель страны мог в любой момент лишиться любого жилья, любой собственности, здоровья и самой жизни.

В медицине и в жилье Ульянов и его преемники использовали незначительное (и непропорциональное труду) улучшение жизни масс для прикрытия роста классового расслоения.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем