Яков Кротов. Аборты.

20 января 2019 года: История Ника Сендмена: молитва с саркастической улыбкой или Величие Америки против абортов

За два дня до принятия в Нью-Йорке нового закона об абортах В Вашингтоне состоялся ежегодный марш про

Чудесная английская пословицу, но затруднился найти ей русский аналог, хотя по логике должен быть, не может не быть: «No single raindrop believes it is to blame for the flood». «Ни одна капля дождя не верит, что виновата в потопе». «Моя хата с краю»? Не подходит, ведь обитатель хаты реально может и не участвовать в погроме, а тут о том, что ни один погромщик не верит, что участвует именно в погроме...

Пословицу приложили к Нику Сендмену, ученику католической школы, который участвовал в демонстрации за полный запрет абортов (включая аборты для изнасилованных девушек). 

Господа из школы Ковинтон приехали в Вашингтон в бейсболках с лозунгом определённого политического деятеля, чтобы провести марш против абортов. 

Все они были мужчины. Вот — ключевой факт, с анализа которого и должно начинаться всякое обсуждение. 

Любопытно, что в Ковинтоне две школы, через дорогу — одна только для мальчиков, вторая только для девочек. Обе римо-католические. Но на демонстрацию против абортов приехали только представители мужского пола...

Во время демонстрации старшеклассники столкнулись с чернокожими израилитами, стали их перекрикивать, а попутно стали издеваться над одним индейцем, пожилым, который был с бубном и с завидной выдержкой что-то пел. «Издеваться» — то есть, размахивать над головой руками, как если бы они вращали томагавками.

Защитники Сендмена и других прежде всего заявили, что нельзя осуждать «детей». 

Это инфантилизация человека. На первый взгляд, любовь к детям, а по сути — непонимание христианского отношения к личности. Если Ник Сендмен и другие студенты достаточно взрослые, чтобы исповедоваться, причащаться, ездить на антиабортные марши, то они уже не «дети». 

Римо-католический епископ Ковинтона Роджер Фойс, который сперва осудил учеников местной школы за безобразное поведение на демонстрации в Вашингтоне, извинился перед учениками. Они-де не проявляли агрессию, а только реагировали на агрессию «чернокожих израильтян». Значит, то, что они изображали махание томагавками, издеваясь на прилучившимся рядом индейцем, этически нормально.

Это отрицание специфики христианства, которое не считает оскорбление достаточной причиной для ответной агрессии. Евангелие учит подставлять щёку, отвечать на зло добром. Сам Сендмен заявил «молчаливо  молился», стоя перед индейцем. Однако, молитва несовместима с тем выражением лица, которое запечатлено на видео.

Настоящий христианский ответ заключался бы в уступке: идёт человек с бубном, и пусть идёт, куда хочет. 

 Римо-католический епископ Лексингтона — города в том же Кентукки, что и Ковинтон — Джон Стоув, напротив, опубликовал заявление, в котором осудил учеников за то, что они носили красные бейсболки с надписью «MAGA» — «Вернём Америке Величие»: лозунг-де был неуместен на марше в защиту жизни (против абортов), потому что это «поддержка президента, который не ценит жизни иммигрантов, беженцев и людей из стран, которые он описывает бранными словами и которым угрожает политикой, ставящей под угрозу жизни обитателей этих стран».

Хорошим образцом демагогии стала статья Джулии Циммерман в «The Atlantic» от 21.01.2019. Сын Циммерман ходит в римо-католическую школу для мальчиков, расположенную рядом с той школой, где учится и Сендмен. Однако, она начинает с того, была недовольна поведением учеников школы, которые якобы пели «построим стену» и были непочтительны к пожилому человеку (индейцу). Потом она выяснила, что нет видео, подтверждающего, что они пели «построим стену».

Так формируется ложное представление о ситуации и автор затем изящно начинает оправдывать римо-католиков: они-де, оказывается, вовсе не пели про стену.

Правда, кепки с лозунгом «Вернём Америке величие» — это кепки, представляющие узко-политическую позицию трампистов, строительство стены в эту позицию входит.

Да, пишет Циммерман, жесты, изображающие размахивание томагавками, были оскорбительны, но ведь кто-то из индейцев (не пожилой) попрекнул ребят, что европейцы-де украли у индейцев землю.

То есть, оскорбление было ответом на оскорбление, а следовательно, извинительным. Это общий лейтмотив защиты римо-католиков в этой ситуации.

Следовательно, нужно повторить: если бы речь шла о буддистах, индуистах, пастафарианах, это было бы, возможно, правильно. Но христианин не имеет права отвечать на оскорбление — оскорблениями. Если христианин не знает этих основ своей веры и евангельской морали, пусть сперва освоит эти азы, а потом уже переходит к более высоким материям.

Тем более, что землю у индейцев, действительно — ну украли же, это не оскорбление, а печальный факт.

Затем Циммерман делает типичный риторический ход: представив вину одной стороны не такой уж большой, она преувеличивает вину другой стороны и пишет: «Предположим, мальчик проявил неуважение. Это не оправдывает угрозы убить его, которые он стал получать».

Конечно, не оправдывает! Но разве индеец угрожал убить «мальчика»? Почему вдруг в качестве противоположной стороны избирается не конкретный индеец, а какие-то персонажи, которые вообще в инциденте не участвовали, и действия этих персонажей уже после того, как все участники происшествия давно разъехались по домом?

Это «доведение до абсурда» — при споре выбирается не реальный, актуальный оппонент, а его карикатурные подобия. Ты против запрета абортов? Ты левак, фашист, атеист. Ты либерал? Значит, ты за убийство детей!

Такое доведение до абсурда, демонизация оппонента — приём очень характерный. Только ли «правые» его используют? Нет, не только. Но и говорить «чума на оба ваши дома» нет причин. Правые более склонны к демонизации оппонентов, это печальный факт, во всяком случае, в современном мире. Достаточно указать, что есть слово «левак», но нет слова «правак».

В том же номере «The Atlantic» была опубликована статья, обличающая демократов в поддержке любых абортов, без ограничений — в связи с новым законом об абортах в Вашингтоне. Борцы с абортами излагают этот закон как разрешение убивать здоровых младенцев на любом сроке беременности. Такую же интерпретацию закона дал и президент Трамп. Она, однако, абсолютно не соответствует действительности. 

Аборты делать не следует, если нет той самой угрозы здоровью матери, причём угрозы несомненной, но женщина, конечно, всё равно может отказаться от аборта. А вот законодательно запрещать аборты не следует, и уж точно христиане не должны требовать таких законов. Либо закон, либо живое слово. Либо я что-то человеку запретил, либо я с ним буду говорить. Одно исключает другое. О вреде абортов надо говорить от сердца к сердцу — но для этого аборты надо разрешить. А запретить и потом пытаться убеждать — бессмыслица. Это как заткнуть человеку рот кляпом, а потом начать с ним разговор. Человек разозлится и будет абсолютно прав.

См. далее: Борьба за запрет абортов: ложь о законе Нью-Йорка 22 января 2019 года.

Сопротивление злу ненасилием: состязание общественных мнений.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

https://www.theatlantic.com/ideas/archive/2019/01/julie-irwin-zimmerman-i-failed-covington-catholic-test/580897/?fbclid=IwAR1qz1Yk5ZGm73YrJLMJkuKTRmha2DuCbKr49SvHQ-n2A18P96CMBS3dp2A