Книга Якова Кротова.

Константин Эггерт: скромный вклад в спецоперацию «Шевкунов лучше Гундяева»

Константин Эггерт на «Дойче велле» — правда, я прочёл в перепечатке у Михаила Ситникова на «Религиополисе» — рассуждает о том, что Путин скоро может убрать Гундяева. На основании каких фактов? Фактов нет! Просто болтология, да не просто трындёж, а противопоставление плохого Гундяева хорошему Шевкунову.

Таким образом, в многолетней — с 2012 года ведущейся — кампании по обсуждению того, какой плохой Гундяев, как он плохо руководит Церковью, как он потерял доверие Путина — участвуют: Александр Солдатов, Михаил Ситников, Константин Эггерт, Леонид Севастьянов, Сергей Чапнин, Сергей Бычков. Кластер лже-независимых журналистов, опекаемый, я полагаю, в огромной степени всё тем же Павловским. Думаю, что и «тема» про неугодность Гундяева как пустышка, которую надо дать пососать общественности — придумка Павловского, его ход «мысли».

При этом Гундяеву противопоставляется Шевкунов — хотя, пожалуй, не все с таким бесстыдством восхваляют этого гебешного крысёныша, как это сделал Эггерт.

Разумеется, все тезисы про то, что патриарх «не управляет», что патриарх «потерял доверие Путина» — чистый вымысел. Причём, подчеркну: однотипный вымысел, под копирку, идет 8 лет подряд, в одном и том же кругу. Стыдно, господа! Имею в виду «Немецкую волну» и Ситникова. Это не журналистика, это игра в мутные гебешные интриги. Фактов нет, одни фантазии.

Зачем это нужно Кремлю? Понятно, что это гебешная спецпропагандистская операция, но смысл её какой? А изобразить наличие разных полюсов внутри МП. Так вот: нет полюсов. Даже кланов нет. Путин доверяет Гундяеву абсолютно, Гундяев правит железной рукой, Шевкунов своё место знает, популярностью никакой он не пользуется.

Процитирую конец текста Эггерта:

«Возникла абсолютно парадоксальная ситуация: оппозиционные критики патриарха, требовавшие закрытия церквей (и вообще мест коллективной молитвы), встали, фактически, на сторону нелюбимых ими властей. А вроде бы провластный епископат и заметная группа верующих оказались, наоборот, в оппозиции. То, что из-за боязни конфронтации с монашеством и «активом», а также нежелания потерять доходы, патриарх согласился с закрытием храмов медленно, неохотно и невнятно, не добавило ему очков в глазах Путина. «Если мы с мест видим, что патриарх больше не управляет церковью, то Кремль это заметит и подавно»,- сказал мне один из опытных священников.

Как и то, что, вероятно, самый популярный епископ и православный писатель России, митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), наоборот, решительно затворил церкви, прекратил сбор средств с приходов и начал оказывать помощь многодетным священникам и бедным. Патриарх оказался чужим для всех: для власти, которая видит в нем слабого и некомпетентного менеджера; активных верующих, в глазах которых он изменил «истинному Православию»; и значительной части городского среднего класса, для которого предстоятель — очень богатый, оторванный от жизни член правящей корпорации, враг науки и прогресса.

Патриарх Кирилл потерпел крах — как администратор, де факто политик и общественный деятель. Если нынешний режим, возможно, переживёт пандемию, то в отношении главы РПЦ есть большие сомнения. Причины добиваться его смещения есть и у многих членов епископата, и у Кремля, и у части общественности, как церковной, так и антицерковной. Но даже если чисто формально он сохранит патриарший трон, авторитету нынешнего предстоятеля несколько весенних недель нанесли такой удар, после которого он уже не сможет оправиться».

 

Эггерт защищает навальнизм, браня политкорректность, 2021.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем