Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Афоризмы. Человек.

Любовь.

Человек произошёл от обезьяны, которая любила чужих детей как своих.

* * *

Чем хороша заповедь о любви к врагам? Она помогает нормально жить в мире, где все вокруг твои враги. Все! Не какие-то оккупанты, не номенклатура, не чиновники-коррупционеры, а все, от домашних до диких. Ну, враги. А ты люби! Врагов любить трудно лишь, пока есть выбор — любить друзей или любить врагов. А когда все враги — ну, тут уж некуда деться, потенциалу-то надо давать выход, чтоб не лопнуть от любви.

*  *  *

Глагол «любить» не означает активного действия. Как и «быть». Вот «плавать» — активное действие, а «плыть» — нет, по течению. Нельзя «плавать по течению». А быть или любить «по течению» можно? Конечно, можно, только это будет исчезающее бытие и затухающая любовь.

* * *

Толстого можно любить, нельзя жалеть. Достоевского можно жалеть, нельзя любить. Чехова можно и жалеть, и любить.

* * *

Единство обычно не в том, чтобы построить мост, а в том, чтобы увидеть: берегов-то нет.

* * *

Разделяется только мертвое, живое — делится.

* * *

Вежливость обращается к человеку как к Богу, хамство обращается к человеку словно оно Бог.

* * *

Между влюблённостью и любовью такая же разница как между яйцом и курицей.

Между дружбой и любовью — как между мраморным яйцом и курицей.

Любовь должна нестись!

* * *

Манипуляция в маске любви говорит: «Ты без меня пропадёшь, ты без меня никто». Любовь говорит: «Дай Вам Бог любимой быть другим».

* * *

Любовь начинается там, где заканчивается спасение, как работа начинается там, где приготовлено рабочее место.

* * *

Филантропия, кооперация, любые формы солидарности и объединения объединяют ценой нивелировки, растворения, утраты личности. Было двое — стал один. Любовь без свободы — и исчезают субъекты любви, остаётся нечеловеческое и бесчеловечное нечто.

Любовь — настоящая — есть конкуренция, а не кооперация. Соревнование любящих друг друга друг с другом. Соревнование в любви, а не «совместное ведение домашнего хозяйства и осуществление репродуктивной программы».

Кооперация в любви есть как есть тело в человеке, секс в браке, воздух в лёгких. Но кооперация без любви омертвляет и убивает. (Поэтому Толстой бичевал филантропию деспотического общества). Любовь без кооперации не мертва. Любовь без кооперации просто не существует.

* * *

Хотели как лучше, а получилось как всегда. Потому что хотели как лучше для себя.

* * *

У любви крохотная масса и огромный вес.

* * *

Если женщина говорит: «Ты по своему красив» — значит, она не в силах сказать «Ты, по-моему, красив».

* * *

Мужчине важно услышать, что он — первая любовь. Женщине важно услышать, что она — последняя любовь.

* * *

Людей надо искать днём с фонарём, и этот фонарь — любовь к людям.

* * *

Обручальные кольца надо делать из дважды перекрученной ленты Мёбиуса.

* * *

Любовь как зерно: падает сверху вниз, а растёт снизу вверх.

* * *

Любящий мир человек держит язык за зубами. Миротворец держит зубы за языком.

* * *

У меня есть ближний, следовательно, я существую.

Я есть у ближнего, следовательно, я сосуществую.

* * *

Насколько безумно и бесчеловечно считать себя единственным человеком на земле, настолько мудро считать каждого из других — единственным человеком на земле.

* * *

Не надо менять веру на уверенность, надежду на власть, любовь на хорошие отношения.

* * *

Любовь меряет, сколько недодано другим, ненависть — сколько недодано другими.

* * *

Любовь измеряется не прочностью на разрыв, а устойчивостью к истиранию. Она больше похожа не на цепь, а на детскую пелёнку или листок бумаги.

* * *

Чудесная опечатка: «Лавный директор». Лавснабсбыт — импортные и экспортные операции с любовью. Я в семье лавный! Объединяй и ластвуй! Ты моя лавочка! А ты мой лавочник! Какая у тебя лавиатура! Лавируй людей как самого себя! Она чемпион по лаванию! Он был покорён лавностью её движений. Коль лавен наш Господь в Сионе. Лава Богу!

* * *

Возможно, пошляки правы и после Освенцима невозможны богословие, поэзия, мороженое и прочие мелкие радости жизни. Но вот благая весть — нету никакого Послеосвенцима. Мир в Освенциме сидит (ну, конечно, кто-то сидит в бараке, кто-то в караулке, а кое-кто и в освенцимской бухгалтерии). Свет светит в Освенциме. А вот в Освенциме поэзия, богословие, мороженое и все что угодно — не только возможны, но и необходимы. Крайне необходимы.

Цинизм считает, что цель оправдывает средства, наивность — что средства оправдывают цель.

На самом деле, в оправдании нуждаются не средства и не цели, а человек. Цель человека любовь. Средства человека — свобода, творчество, общение. И не надо расспрашивать дальше — какая любовь, к кому любовь. Любовь не определяют, любовь — любят.

* * *

Любовь — не обнимашки на носу «Титаника», плывущего навстречу айсбергу. Любовь — два «Титаника», врезающиеся друг в друга. А дальше бывает по-разному… Одни превращаются в айсберг, другие наоборот.

* * *

Для женщины ад — это рай, в котором нет зеркала, для мужчины ад — это зеркало, вокруг которого нет рая.

* * *

Мужчина есть знамя, озабоченное тем, что его древко в двадцать раз меньше полотнища.

* * *

Брак нужен для любви как воздух для полёта.

* * *

Голод это когда нестерпимо хочется есть.

Нестерпимость отличает голод от аппетита, она же отличает похоть от любви.

Любовь умеет терпеть.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем