Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 2 миллионов слов, можно сказать "якопедия", из которой можно извлечь несколько десятков "обычных" книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Война как анти-история

История у большинства учеников и студентов вызывает чувство глубокого недоумения. Её трудно учить, потому что в ней нет смысла. Политические конфликты, войны… Как всё это запомнить?

Особенно это обнаруживается, когда человек начинает читать историю далёких стран вроде Китая. Бао по Либо бабах, Либо в ответ трахдак, самолёты ууу, танки ыыы… Как подросток пересказывает боевичок.

История войн и любого насилия это история болезни. История болезни это история не жизни, а вынужденного перерыва в жизни, облома. В своей личной жизни мы очень интересуемся подробностями нашей болезни? Рассматриваем рентгенограммы, изучаем анализы? Да нет. И дело не в том, что у нас не хватает квалификации, а в том, что это не наша жизнь. Это жизнь бацилл, вирусов, лейкоцитов, тромбоцитов, но не наша. Вышла из-под контроля и замещает нашу собственную жизнь. Но поддаваться им, погружаться в эти анализы, очень опасно. Лучше посмотреть «Женитьба Фигаро» (кстати, глубоко антивоенное и антигосударственное сочинение, сатира не слабее Швейка, только это теперь не ощущается, так что совет Моцарта отнюдь не прост).

Сопротивление войне не в том, чтобы разглядывать и показывать другим зверства и ужасы войны. Кажется, что тем самым мы приближаем конец войны, пробуждаем в людях сочувствие, но это иллюзия. Когда люди помогают жертвам войны, то делают это ради самосохранения. Война близко к своим границам, помогут. Война далеко — не помогут.

Вред, который калечит психику, втянувшуюся в разглядывание и обсуждение войны, неизмеримо превосходит любой позитивный эффект. Человек, зациклившийся на войне, становится похож на больного, который ни о чём, кроме своей болезни, говорит неспособен, так что к физической болезни у него добавляется психическая. Он ищет солидарности, но односторонней. Он хочет, чтобы были солидарны с ним, больным, но не хочет быть солидарен со здоровыми. Ему кажется, что гибнет мир.

Мир гибнет, но он гибнет не только в войне, он гибнет в грехе. Война и началась потому, что считали, что никакого греха нет, а просто дела, дела, дела из серии «не мы такие, жизнь такая». А оказалась, что это не «жизнь такая», это «грех такой».

Войну ненавидят, потому что мечтают вернуться к «обычной», «мирной» жизни. Но возвращение означает именно возвращение к той точке, где началась война, к точке эгоистической слепоты, беззаботности, равнодушия к проблемам окружающих. Такой эгоизм тоже анти-история, только в не столь концентрированном виде как война. Война всегда эхо греха. Это не оправдывает эха, это указывает путь к миру, где войны не будет, потому что это будет не мир обывательского мещанства, а мир человечности.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем