Книга Якова Кротова

Евангелие Фомы. 97. Бог-с-пальчик

«Иисус сказал: Царствие [Отца] подобно женщине, которая несёт сосуд, полный муки, (и) идёт удаляющейся дорогой. Ручка сосуда разбилась, мука рассыпалась позади неё на дороге. Она не знала (об этом), она не поняла, (как) действовать. Когда она достигла своего дома, она поставила сосуд на землю (и) нашла его пустым» (Евангелие Фомы, 97).

Три важных поправки к переводу Трофимовой.

Женщина у неё идёт «удаляющейся дорогой», что в принципе не слишком осмысленно. Точнее: «женщина совершала длинный путь». Это библейский оборот (Числ 9:10, Притч 7:19). Гейтеркол удивляется, что странно: какой-такой длинный путь? В чём смысл? Да в том и смысл, что Царство Божие приближается не молниеносно, а уж навстречу ему шагать и шагать.

Кроме того, мука в данном случае может обозначать еду вообще, всякую еду. Понятно, однако, что просыпаться свойственно именно муке.

Наконец, третье предложение на самом деле звучит так: «Она не заметила этого. Она не почувствовала усталости».

Самое загадочное с точки зрения Гейтеркола в тексте – про то, что женщина не устала – как раз и есть самое понятное. Ведь пустой кувшин легче!

Участники «Семинара об Иисусе» сочли (путём голосования), что эта притча с высокой степенью вероятности относится к подлинным словам Иисуса. Соборный разум заметил, наконец, сходство этой притчи с притчами о горчичном зерне и о закваске. При этом в евангелии Фомы эта притча следует как раз за притчей о закваске.

Что смутило литературоведов, почему «почти», не «точно»? Да то же, что смущает любого читателя и что, видимо, смутило авторов канонических евангелий. У большинства сравнений, которые Иисус подбирал для Царства, общее одно — рост от незаметного к огромному. Здесь же незаметное есть, а огромного нет. Более того, незаметное тут делается ещё незаметнее и исчезает. Ну как может Царствование Божие исчезнуть?!

Так разве мука исчезла? Разве исчезает соль, подсыпанная в еду? Разве исчезают дрожжи в тесте? Разве исчезает зерно? Они растворяются в чём-то несравненно большем, это да, но вовсе не исчезают.

Так что эта притча о том, о чём притча о зерне, которое должно «погибнуть». Оно не погибает.

Именно евангелие Фомы помещает эту притчу в адекватный контекст, в серию изречений о том, где Иисус говорит о неадекватности учеников и о том, как с этой неадекватностью быть. Неадекватность учеников не в том, что Господь подобрал каких-то ниже среднего уровня. Прямо наоборот, они вполне типичны. С нами, людьми, Богу трудно, потому что мы сосредоточены на себе, а не на Нём и не на других. Эгоизм! В итоге у нас фильтр на восприятии всего, что нам сообщают. Выход один: рассыпать слова, проповеди, поучения максимально широко. Как сеятель в евангельской притче. Казалось бы, столько уйдёт в отходы? Да кто ж знает!

В этой проповеди открытости много странного, дикого. А много такого, что очень нравится – ведь в этом ряду и про «не бросайте псам». Так приятно назвать врага псом и свиньёй. Так это не о враге, это обо мне! Это передо мной бессмысленно бисер метать! Так Бог ещё добрый, мечет – но не передо мной одним. Я хочу, чтобы Он на мне, таком из себя верующем, сосредоточился, принёс мне цельный пирог – а Он по дороге всё рассыпает. Как мальчик-с-пальчик. Зато по этим рассыпанным крупицам муки за Ним придут в Его Дом, в Дом Божий, все люди…

 

См.: Царство Божие - Проповедь - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).

I век до р.Х. Ручки от амфор из раскопок в Khirbet el-Eika, восточная Галилея

I век до р.Х. Амфоры из раскопок в Khirbet el-Eika, восточная Галилея