Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Нищета богатства: кто строит железные дороги?

В Америке принято подсчитывать, сколько людей голосовали за того или иного политика, и за кого больше проголосовали, тому и уважения больше.

Ещё в Америке — и не только — принято уважать богатых людей. Логика та же: доллар — это как голос, отданный бизнесмену.

Только вот голосовать и покупать разные действия.

Голосование по определению свободно, покупка по определению дело вынужденное. Голосование от избытка, покупка от нехватки.

«Только бизнес, ничего личного» — очень саркастическая фраза. Нет ничего более личного, чем предпринимательская деятельность. Если из бизнеса уходит личность, бизнес протухает. «Чему в истории мы тьму примеров видим».

Кто создал эта вакцину? Фирма такая-то! Уважение создателям и менеджерам фирмы!

А кто в пробирку растворы наливал? Кто искал ответы на вопросы? Кто думал, пока хозяин фирмы в поте лица своего проводил совещания?

В 1864 году Некрасов написал «Железную дорогу», начинавшуюся эпиграфом из подслушанного разговора:

«Кто строил эту железную дорогу?» — «Граф Пётр Клейнмихель».

Ага, а ещё в этом комитете был Бенкендорф.

Из этого стихотворения «вынес уж многое русский народ» и «жаль только, жить в эту пору прекрасную».

Конечно, вопрос задан не вполне корректно. «Строили» строители, Клейнмихель «курировал». Он не организовывал, он просто был министром путей сообщения. Выступал против строительства железных дорог, но император повелел — и стал строить. Не без прибыли для себя.

Был ли Клейнмихель казнокрадом («коррупционером»), были ли его восемь детей на самом деле детьми Николая II — не важно, а важно, что реально строили Николаевскую два американских инженера (и, конечно, рабочие). В США клейнмихелей и романовых не было, а железные дороги там всё-таки строили и и даже — о ужас! — куда активнее, чем в России.

Что же, честь и слава капиталистам? Почему бы и нет. Только богатым людям этого мало. Им нужно уважение. Но уважать богача так же невозможно как уважать Бога. Бога можно любить, богача — ну, поскольку он человек, его тоже можно любить. Только богачу не нужна любовь, ему нужно именно уважение и ещё немножечко власть.

Уважение нужно богачу для очистки совести. Почему у богачей нечистая совесть, наука ещё не смогла установить, но факт несомненен. Чем более нечиста совесть, тем активнее богатые люди уважают друг друга. Это не проблема, проблемы начинаются, когда требуют не только уважения, но и власти. Именно это происходило при переходе от феодализма к капитализме. Не власть силы, меча, а власть денег. В той же Америке это аукнулось в мифе о том, что бунт колоний был чем-то вроде брекзита: налоги платим, а в принятии решений не участвуем! Деньги — налоги — при этом рассматриваются как доказательство дееспособности человека. Нет денег — нет права голоса. Власть — товар, и без денег нечего делать у избирательной урны или в магазине.

Конечно, встаёт вопрос о количестве денег. Садовник, работающий на богача, имеет право голоса? Нет. Ведь ему платит богач, который владеет садом и домом. А жена богача? Тоже нет, ведь деньги не её, а мужа. В итоге власть переходит от сотни мужиков с мечами к тысяче мужиков с чековыми книжками, домами, жёнами и садовниками.

Это ровно та же психология, что в «а паразиты никогда». Только тут паразитами являются те, кто работает на богача. «Я им сыскал работу» — реальный Борис Годунов так не рассуждал, но Пушкин-то современник Бальзака и Маркса. Спор о яйце и курице капитализм однозначно решает в пользу владельца контрольного пакета птицефабрики. Богач нанял сиделку для заболевшей матери и уверен, что тем самым сделал сиделке большое одолжение.

Богача не следует ни уважать, ни неуважать. Богатство само по себе абсолютно нейтрально. Деньги — всего лишь средство, слова, фонемы. Однако, богатства нейтрально, а вот богатые люди отнюдь не нейтральны. Есть святые, а есть и далеко не святые. Есть «ересь богатства», о которой много и ядовито писал Честертон. Конечно, есть и ересь нищеты, ересь смердяковщины — вот почему блаженны не нищие, а «нищие духом».

«Нищие духом» и «богатые духом» — абсолютные синонимы, почему же Иисус (точнее, культура, в которой Он вырос) предпочитали «нищие духом» там, где мы сегодня говорим «духовно богатые»? Трудно сказать: возможно, потому что в России больше настрадались от феодалов, а от капиталистов не успели. Что бы ни писал Ленин о развитии капитализма в России, развитие это было кривым и кособоким, путалось в складках самодержавной мантии. От придури царя настрадались куда больше, чем от придури богача. Вот у евреев евангельских времён было наоборот: страна была оккупирована, цари были марионеточные, а вот богачи были очень даже натуральные, в собственном соку.

См.: Нищие духом - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем

Фотограф Яков Кротов