Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Грех по договору – не грех?

1980 год, декан баптистской семинарии в Нэшвилле (Техас):

 «Двое партнёров могут открыто договориться, что для них приемлемы сексуальные отношения с другими, возможно, в пределах каких-то границ, которые они заранее оговорят. Почему бы и нет? Мы видим, что многие браки были спасены благодаря открытию (иногда сделанному благодаря помощи профессионала), что в браке не хватает сексуальности, и благодаря процессу открытия, с помощью сексуальных партнёров, с которыми человек в браке не состоит, что может обогатить и развить сексуальность».

В 1980 году Техас, видимо, подошёл к пропасти либерализма максимально близко, коли баптисты договорились до такого. В этом году там даже был мораторий на смертную казнь, тот же автор ужом вился, пытаясь сказать, что смертная казнь не противоречит заповеди «не убий», но лучше всё-таки без смертной казни. Потом мораторий отменили. Скорее всего, сейчас в той же семинарии не посоветует договариваться о полиамории. Реакция-с!

Тем не менее, полиамория не дело. Не потому, что она невозможна — да этой полиамории с допотопных времён вёдрами таскать — не перетаскать. Договариваться о том, что прелюбодеяние не прелюбодеяние, нельзя потому, что не обо всём можно договариваться.

Более наглядный пример: двое людей. Один хочет быть съеденным, второй хочет съесть человека. Они находят друг друга. Они заявляют о том, что всё делают по договору, добровольно, в трезвой памяти и здравом уме, никаких претензий. И что судье делать с людоедом, у которого такой вот безукоризненный договор?

Менее очевидный пример: вся планета поделена на сектора. Государства называются. Люди типа договорились: пусть будут таможни, визы, паспорта, пограничники, колючая проволока, армии, атомные вооружения, военно-морские флоты и прочие людоедские придумки. Ну, конечно, это для предотвращения людоедства! Если хочешь, чтобы тебя не съели, готовься съесть! Так и едим друг друга во имя мира на земле. И вся ООН это не договор против людоедства, а договор о регулировании межлюдоедских отношений, с особым статусом для людоедов с атомными бомбами.

Так ведь, где двое или трое, там и ООН, перефразируя  Мф 18:20.

Собственно, ООН даже и там, где один человек, потому что человек по определению раздвоен: он и обезьяна, и Образ Божий. Образ Божий в человеке пытается договориться с обезьяной в человеке. По каким-то вопросам удаётся поддерживать статус ква. Обезьяна в человеке тоже не прочь договориться с Образом Божьим в человеке по некоторым, важным именно для обезьяны, вопросам. Тут надо стоять насмерть: не обо всём можно договариваться. Как сказала одна девушка, «я в торги не вступаю». Она имела в виду отнюдь не аукцион по приватизации магазина или домны.

Можно ли огласить весь список того, о чём в торги не вступают?

Нет его, этого списка. Человек инвентаризации не подлежит. Человек — аксиома, которая всё определяет, а сама неопределима. А уж где двое или трое, неопределённость возрастает в седмижды семижды раз. Поэтому Бог с Его заповедями — бихевиорист, они все о поведении человека, а не о том, каков человек или почему он должен вести так, а не иначе. Почему не лгать? Ты умный, придумай сам объяснение, а пока не лги, хоть с объяснением, хоть без.

Всё зло в мире — от объяснений, которые победили человеческое в людях. Нету такой дряни, такого греха, которую бы не объяснили: мол, вот был такой договор-уговор, его нарушили, теперь придётся отвечать. Абсолютное большинство договоров заключать не надо было! Да хотя бы брачный договор — это о чём?

Почему нищие не заключают брачных договоров? Почему безоружные не подписывают договоров о сокращении вооружений? Почему миротворцы не нарушают договоров о ненападении?

Биологически эволюция, кажется, для человека закончилась. Психологически, политически, антропологически — только начинается. Искусство договариваться при этом — так же важно, как умение говорить. Но не более! Не человек для слов, а слова для человека — и не для одного человека, а для всех и каждого. Не надо быть высокими договаривающимися сторонами — людьми надо быть, любящими, думающими, творящими. Договора, конечно, пусть остаются в арсенале, но только понимать, что это именно арсенал, а не кухня, не спальня и не гостиная, и что меньше арсенал, тем больше человеческого в человеке.

См.: Брак - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем