Книга Якова Кротова. В моей книге несколько тысяч глав (эссе, исторические очерки, публицистика), более 4 миллионов слов. Это своего рода «якопедия», из которой можно извлечь несколько десятков «обычных» книг. Их темы: история, человек, свобода, вера.

Испуг и радость

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте» (Ин 14:1).

«Не смущается» это очень мягко в сравнении с греческим текстом. В переводе РБО «да не тревожится», но и это неточно. Греческий глагол обозначает чрезвычайно сильное чувство, вплоть до гнева и ярости. Этот же глагол употреблён Иоанном в рассказе о воскрешении Лазаря, где Иисус испытал именно это чувство, узнав о смерти друга. Это же чувство овладевает Иисусом, когда он думает о Своей близкой смерти (Ио 12:27, 13:21).

Ученикам, однако, Иисус говорит этого чувства не испытывать. Как же так? Что позволено Юпитеру, не позволено быкам? Да нет, просто Иисус не хочет разделять с другими Свою боль. Не мучайтесь, хватит и того, как Я мучаюсь.

Впрочем, а так ли уж мучаются ученики? Точнее, что их смущает — судьба Иисуса или своя судьба? Да вот похоже, что своя. Нормальный человеческий эгоцентризм. Любимый учитель идёт куда-то, что страшно себе представить, но и представлять некогда, представляешь, что будет с тобой без Него. Неврозы — триумф эгоцентризма, даже когда о других. У Иисуса этого нет, это и есть «без греха». Как это может быть — уму непостижимо, но Он именно таков.

Беспокойство за себя вполне рационально. Известные нам случаи расправы со смутьянами в эту эпоху часто включают в себя наказание невиновных, но причастных. Антиох Епифан распял 800 фарисеев и приказал на глазах у распятых убивать их жён и детей. А? В мае 66 года римляне устроили погром на рынке в Иерусалиме и убивали даже младенцев — этого никто не оспаривает, как можно, это ведь не про Вифлеем, тут сомнения неуместны. Так они и с Вифлеемом неуместны. Попасть под раздачу было легче лёгкого.

Иисус не упрекает учеников, Он успокаивает.

«Сердце», между прочим, греки в данной фразе поставили бы во множественном числе («сердца ваши»), а евреи ставили в единственном. Русский язык одинаково легко употребляет оба варианта. Причём «сердце» в данном случае — не то, что мыслит, а то, что чувствует.

Не издевательство ли — вот в такой обстановке, когда горит арест звездою новой, говорить «полегче, полегче»?

Если считать, что личность — продукт мозга (сердца), то издевательство. Так ведь Иисус не психотерапевт, Он не призывает поглубже вдохнуть и успокоиться, Он призывает верить. Эта вера — не лютеровское «стою», эта вера — путь. Ведь и «тревога» из-за Лазаря чем оборачивается? Иисус идёт к покойнику. Где невротик падает, Сын Божий подымается.

Путь этот не закончен и сегодня. Для каждого верующего этот путь начинается каждый день заново. Каждый день жизнь, суета, усталость отодвигают Бога чуть-чуть в серую зону, чуть-чуть в маловажное. Если наша вера только знание, зафиксировало в памяти, что Бог есть, то тут запаникуешь — есть-то есть, а где? Но вера не только знание. Вера — движение. Вера Евангелие — движение вдвойне, потому что она в Бога и в Иисуса, движение к Одному и к Единому. Так ведь это не двойной груз, а колоссальное облегчение. Бог — и Цель, Бог — и Путь. И бесконечно Иной, и неимоверно Свой. Бог Сам к Себе подымает. Наверное, «смущаться» — это как человек впервые вступил на неподвижный эскалатор, а тот поехал. Сперва страшно, прямо хоть назад беги, а потому понимаешь и готов бежать вверх, что есть сил, чтобы уж сложилось два движения.

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем