Книга Якова Кротова: жертва.

Сеющий свободу пожнёт человечность

«При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор 9:6).

Эти слова апостола Павла, призыв больше посылать в Иерусалим нуждающимся апостолам, в православной традиции стали своеобразным предисловием к рассказу о призвании апостолов в начале 5 главы евангелия Луки. Неожиданно большой улов вызывает испуг рыбаков. Нормальный человек боится аномальности — любой, и выгодной, и невыгодной. Предсказуемость, надёжность мира важнее случайной удачи. Чудесами сыт не будешь. Нельзя в промышленных масштабах производить вино из воды. Да вон, с апостолами — началось с изобильного улова, а кончилось тем, что милостыню просили, а потом всех поубивали, кроме Ивана.

Павел это отлично знает (предвидит), потому и проповедует, чтобы убедить людей вкладывать деньги в безнадёжный по земным меркам проект. Посеешь тут, а проценты за гробом.

Главное слово в обоих случаях отсутствует. Фигура умолчания. Добровольно! Жертвуйте добровольно. Идите к Богу добровольно.

В человецех благоволение — суть Евангелия. Какое счастье, что в русском «добровольно» понимается как «свободно». Добро и свобода — одно.

В реальной русской жизни «добровольно» извращено, понимается как «добровольно-принудительно». Фикция, симуляция, имитация. Мир псевдо-добровольности. Потому что это мир зла, которое оправдывает себя стремлением к добру. А добро не может быть через зло. Добро — через Бога. Добро не может быть через несвободу зла — добро это именно воля, воля Божия и воля человеческая, воля любящая и воля творящая. Добро не нуждается в зле для своего существования, добро существует, просто существует. И это — потрясает.

Учёные, которые считают первичным религиозным опытом страх, ужас, трепет от Бога, забывают, что этот страх и ужас — реакция на ощущение неимоверной щедрости Бога. Какой же яркий свет — как не зажмуриться! Но зажмуривание вторично. Какое фантастическое, бездумное, иррационально безграничное добро! Как бы мир не развалился, не разорвался под тяжестью Бога!

Была богословская теория, что Бог, созидая мир, ограничивает Себя. Вот уж Бог глазами лагерного придурка, который пристроился на кухне и меряет жизнь половником. Налил другому в миску — в котле стало меньше. Творя мир, Бог снимает с Себя главное ограничение — ограничение Собой. Творец, который не творит — вот это ограничение, несвобода. А творить — безграничность, для Бога и для человека.

Творение не ограничивает свободу творящего, а создаёт эту свободу. Любовь к другому не ограничивает, а освобождает. Любовь рождает, любовь расширяет — не всегда своё пространство, но было бы странно творить и сидеть на том, что сотворил, как петух на заборе. Сотворить — и подарить. Так делает Бог, так делать — образ и подобие Божие.

Свобода есть добро, и добро тогда добро, когда оно свободно. Когда я даю не с перекошенной от скупости физиономией — вот щедрость нищеты. Хотя и нищие бывают скупыми и злыми, и миллионеры не все скруджи, поэтому и оговорка «нищие духом».

Бог даёт свободу и добро нищим — нам. Он даёт не тем, у кого всё есть, Он даёт нуждающимся. Конечно, «у кого всё есть» это как «снежный человек», таких не бывает. Но бывают люди, которые считают, что «всё» — это то, что может у них быть, это то, что поддаётся перечислению в завещании.

Бог даёт, мягко говоря, щедро, потому что не рассчитывает на возврат. Поэтому и не сдерживается, не ограничивает Себя. Но зло в мире не от того, что Бог даёт щедро и добрым, и злым, а не распределяет порции по заслугам. Откуда зло? Да вы и зло, Родион Романович! Вы, когда начинаете распределять добро и зло так, чтобы злые помирали, а добрые разжились добром. Тут ад и начинается.

Не распределять добро, а творить добро. И пусть где-то что-то не выдержит и порвётся — ничего, подвяжем!

Иисус обещает Петру, что этот улов — лишь заявка на победу, а победа впереди. У тебя будет такое же, но с людьми! Вот уж юмор так юмор!

Нам по инерции представляется Ватикан, миллиард католиков, огромные соборы. Аквариум размером с земной шар. Наловили.

Люди если и похожи на рыб, то как раз тем, что их поймаешь и не удержишь. Сети порвутся — и уплывут. Так и слава Богу! Потому что люди же не рыбы, люди как раз в сетях, в сетях зла, в сети несвободы, эгоизма, бесчеловечности. Ловить людей означает рвать сети, в которые они загнали себя и других. На волю, всех на волю! Сеющий свободу пожнёт Бога.

Рыбу поймал — зажарил и съел. Человека поймал — скинул со своего стола: иди! Церковь не фабрика рыбных консервов, не завод по производству аквариумов, Церковь — ключ, а иногда и отмычка. Отпереть и выпустить!

Жертвовать щедро — но что жертвовать? Жертвовать то, в чём человек нуждается. Деньги — да. Но жертвовать и смысл, жертвовать любовь, жертвовать свободу. Поэтому Бог пожертвовал нам Иисуса. Щедро пожертвовал. Не умещается никак, всё пытаемся Его сложить покомпактнее. А надо разворачивать, расправлять, вкладывать и выкладывать. Чтобы порвалось всё, что мешает быть людьми, и все люди были связаны той человечностью, которой источник — Бог.

[По проповеди в воскресенье 11 октября 2020 года]

Фотография: храм Христа Спасителя в городе Христа Спасителя. Собор Крайстчерч (англиканский) в городе Крайстчерч (Новая Зеландия). Разрушен землетрясением, хотели снести, но решили всё-таки восстановить. Там были витражи вполне пошло-викторианские, слащавые (не знаю, уцелели или нет), а сделали и вот такой — Иисус с лицом маори. «Не ешьте Кука, ешьте Меня!»

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем