Книга Якова Кротова.  Убийство о.А.Меня

Технология убийства: реконструкция трагедии Морисом Симашко

Рассказ Мориса Симашко (1924-2000) в беллетристической форме описывает историю убийства о.Александра Меня. Рассказ представлен как эпилог повести «Путешествие в Кайруан», но я не нашёл в биографии Симашко упоминаний о такой повести — впрочем, и об этой публикации. Если я не ошибаюсь, с Симашко был знаком Владимир Львович Файнберг, а может, и отец Александр, который вместе с Владимиром Львовичем ездил в Среднюю Азию. Рассказ опубликован еще в подцензурное время, но вполне откровенен. 

Симашко делает исполнителем убийства очень невежественного и озлобленного люмпена (напоминающего нациста-боксёра из «Успеха» Фейхтвангера), который видит в Мене воплощение сионизма: 

«Молилась, шептала чего-то рядом старушонка, а молодая, сука, глаза, как колеса, выкатила на этого самого попа. Небось, они у него на выбор: какую захочет, ту и волочит. Вон их сколько тут, баб зашторенных: крестятся, плачут. А тот и не смотрит, куда-то поверх уставился, и глаза, тоже как из бани, радостные. В тот раз, когда встретился с ним на тропе, даже вроде накатило что-то. Поп смотрел, будто все знал про него. И глаза были такие же радостные, лоб от солнца светился. А он прошёл мимо, не дыша. Только потом сообразил, что вот это самое оно и есть, сионизм. По виду совсем русский человек: борода, нос, а вот глаза утомляют... Поп теперь говорил что-то про пустыню. И все Израиль поминал, агрессоров. Это и есть дурман жидовский. Кем подменяют нашего русского бога? В божий храм уже со своей пропагандой залезли!..»

Гебист подстрекает героя убить Меня:

«Все наперебой говорили, чтобы рясу содрать, а еще церковь звёздами размалевать. Туда половина Москвы едет этого попа слушать, все сионисты да академики. Когда-то пацанами в летнем клубе как они делали? Идет кино, а они накладут в кулек потяжелее говна и бросят с маху через забор: «Ну, кому бог послал!»

Рассказ заканчивается тем, что гебист убивает несчастного убийцу:

«Железная, слепящая тяжесть обрушилась на голову. Тогда вдруг в необыкновенной яркости увидел он висящего на кресте с уроненной головой. Двое висели по обе его стороны, и он узнал того, что слева. Это был он сам. Руки и ноги его были пробиты гвоздями, и ему совсем не было больно...». 

Мне кажется, что эта версия абсолютно убедительна. Следствие настаивало на том, что убийц было двое, но это лишь догадка — впрочем, и в рассказе изображено несколько участников. Что убийца был марионеткой в руках Конторы, что убийца был сразу убран, мне кажется вполне вероятным. А что до мотива — то антисемитизм вместе с православизмом вполне достаточный мотив и для Конторы. Она с 1960-х годов не только руководила казённым православием, но и сама им постепенно пропитывалась. Конечно, не из религиозных соображений, а из антикультурных — быть марксистом уж очень неприятно для националиста. 

Текст рассказа см. БЯК, 20 век, Мень, Simashko.htm

См.: История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - Указатели.