Яков Кротов. Военная Россия.

Мегамаленькая Россия

Классовое расслоение при большевиках, от Ленина до Путина, превзошло во много раз классовое расслоение при царях. Выражается оно, однако, не в деньгах, которые стали простыми фантиками, в любой момент могущими быть обесцененными, а в пространстве. У большинства крохотные квартиры и комнатушки, у многих трущобы, у элиты — бессчётные пустые квадраты запасного жилья.

При этом власть милостиво делает послабление: например, пенсионеры не платят многих налогов, включая квартирный. Российский средний класс возмущается: а как же равенство перед законом? Поощряют нищету, поощряют тех, кто живёт в собственной комнате как в свинарнике. В конце концов, им же хуже. Вот живут мать с сыном в крохотной двухкомнатной квартире в престижном районе, живут со сталинским времён, квартира стоит 200 тысяч долларов, а чтобы разъехаться и купить каждому по однокомнатной квартире тут же, нужно не 400, а 500 тысяч долларов. Если бы они платили налог, так давно бы убрались из этого дорогого района.

Ровно то же можно сказать о феномене российских «шести соток». Людям дают даже бесплатный проезд в поездах, делают скидки на газ и электричество, — пожалуйста, сажайте картошку!

Почему бы не брать настоящую цену, не отменить все льготы? Было бы лучше? Понятно, что не очень. В чём тут подвох? Да в том, что это была бы избирательная справедливость. Ведь все наши «средние классцы» — журналисты, директора магазинов, чиновники, менеджеры-фенеджеры и пр. — они ведь хорошо зарабатывают потому, что действуют в далеко не справедливой системе. Вся российская экономика бешено перекошена. Ликвидирована конкуренция, цены произвольны. Стоимость квадратных метров — не от рынка, а от произвола монополистов. В Москву едут (повышая стоимость жилья), п.ч. налицо «экономика пылесоса» — термин британского экономиста Теодора Шанина — высасывание денег из страны, абсолютно несправедливое. Онкология, а не экономика. Госрынок, китайщина, фуфлоамизм. Что уж говорить о милитаризме и прочих мелочах!

Внутри этой огромной несправедливости призывать к справедливости и равенству в одном мааленьком вопросе, причём именно применительно к убогим — мне кажется, не очень рационально.

Центр Москвы — вовсе не «первое кольцо потребления», вопреки предсказанию Владимира Войновича. Тут не потребляют, если кто и живёт тут, то как раз нищие. Внутри Садового — инвестиционные не дома, а целые кварталы. Это значит, что чиновники (военные и штатские) вкладываются в квартиры. Эти квартиры даже не сдают — некому, слишком дорогие, а иностранцы уехали, да и иностранцы не потянули бы. Такое возможно только при несправедливо низких налогах на богатство. И они в России именно таковы, поддерживая строительный баббл. Велика Россия, но классовое расслоение ведёт к тому, что большинство ютится в конурах, а меньшинство и его обслуга... Как мне сказала в 1990-е годы одна бывшая журналистка «Правды», переехавшая в Сербию, но живущая за счёт сдачи квартир в Москве: «Нам этих квартир давали... как грязи!»

Конечно, Кремль поддерживает нищих не по доброте и не по боязни социального взрыва. Это часть его идеологии — люди как инфантилы, как мышата, которых нужно подкармливать. Может быть, ещё важнее отождествление себя, миллиардеров Форбса, с нищими — они чувствуют, что богатство-то сатанинское, не собственное.

Так что, пока большие несправедливости не выправлены, выправлять малые несправедливости — очень несправедливо. Русские живут в окопах, казармах, в каптёрках, и задача не в том, чтобы обложить всех, от ветеранов и родственников ветеранов и военных до маршалов, одинаково, а в тому, чтобы освободить их одинаково.

См.: Пространство. - История человечества - Человек - Вера - Христос - Свобода - На первую страницу (указатели).

Внимание: если кликнуть на картинку в самом верху страницы со словами «Книга Якова Кротова», то вы окажетесь в основном оглавлении, которое служит одновременно именным и хронологическим указателем