Тысяча слов о вере и неверии

Не верю я, грешный, что вера противоречит знанию и несовместима с наукой. С наукой пьянство несовместимо, так оно и с верой несовместимо. Не верю я, что наука доказала, будто Бога нет или, тем более, что Бог есть. Учёные умные люди и не занимаются тем, что вне их компетенции.

Не верю я, что назвать верующего невротиком доказательство небытия Божия. Невротики существуют, Бог существует, существует невротическая вера, но это не делает цинизм ни научным, ни логичным явлением.

Не верю, что если наука изобрела телевизор, если есть технический и социальный прогресс, то Бога нет. По телевизору сколько разных врагов прогресса большинство-то неверующие, но я не верю, что это доказывает неправоту атеизма, как не верю я, что существование фанатиков доказывает несуществование Бога. По-моему, клопы и комары лишь доказывают полнокровность бытия.

Не верю я, что называть Бога Отцом означает всего лишь по-детски придумывать своего самого лучшего друга или, напротив, мазохистски поклоняться тому, что испортило тебе детство. Не верю я, что люди не понимают условности всякого сравнения, как не верю, что психиатры, психологи и атеисты всерьёз думают, что если человек может быть отцом, то отцом не может быть Бог.

Не верю я, что богов много. Желающих быть богами да, много, идолов выше крыши (буквально, вечно норовят на крышу поставить). Правда, мне не верится, что люди, поклоняющиеся разнообразным богам, всегда и во всём идолопоклонники. Они просто слишком внимательны к эху отражению голоса единого Бога от многочисленных препятствий. Не верю я, что Бог не услышит их молитв уж Он-то знает, где эхо, а где настоящий голос человека. И уж подавно я не верю, что Бог сердится на настоящих идолопоклонников, которые вообще не молятся, потому что их боги собственное пузо и то, что повыше и пониже, их молитвы цинизм и отчаяние. Не верю я, что Бог даст им пропасть.

Не верю я, что троичность Бога это такой уж бином Ньютона, как не верю в то, что эту троичность можно понять и описать. Я бы предпочёл, чтобы слово «троица», «триада» осталось в древнегреческой философии и не путалось под ногами, но я не верю в то, что нужно конструировать Бога по своим предпочтениям.

Я не верю в то, что у Бога может быть сын но ещё больше я не верю в то, что Бог не может быть и Отцом, и Сыном, и Духом. Мы должны слушать Божье «можно», а не Бог наших «нельзя».    

Я не верю в то, что бывают полубоги, что женщина может родить от Бога, что человек может возвыситься до Бога. Именно поэтому я не верю, что Иисус полубог, незаконнорождённый Бог, человек, избранный Богом, сделавшийся Богом, отмеченный Богом и всякое такое.

Правда, я не верю и в то, что Иисус великий мудрец, с которым случилось великое несчастье: не сумел ни учеников подобрать без Иуды, не сумел наладить отношения с нужными людьми, не сумел создать тайный союз мудрецов, чтобы те просвещали и направляли мир. Герои третьеразрядных сериалов про всякие мистические организации типа масонов это умеют, а Он, видите ли, выходит сплошной Чацкий с Гамлетом?!

Не верю, что Иисус не сделал того, что хотел, как не верю в то, что Он хотел не того, что хотел Бог.

В общем, не верю я в то, что Бог может стать человеком, в то, что Бог вообще может «стать», не верю в то, что Иисус был Богом, но ещё более не верю и в то, что Иисус не Бог.

Не верю, что такое возможно, но ещё более не верю, что должен отрицать реальность, а в реальности Иисус тот же Один Бог. Не потому, что Он «ожил» не верю я, кстати, что слово «воскрес» навсегда, уж очень оно затушёвывает невероятность воскресения.

Не верю, что Иисус Бог потому, что Он что-то умное с добрым говорил и за это пострадал. Много, к сожалению, таких страдальцев (впрочем, почему «к сожалению»? к сожалению, их всё же меньше, чем обывателей с конформистами).

Не верю, что доброта и сострадание могут  сделать Богом, как не верю в то, что сострадание Иисуса человеческое, сострадание товарища по несчастью, а не Божие, сострадание Творца счастья, меняющее всё в мире и, что важнее, во мне.

Кстати, я не верю, что Иуда сделал что-то ужасно важное. Грех ужасен, но не важен.

Не верю я, что существование тысяч лже-мессий доказывает, что Иисус мессией не был. Существование поддельных драгоценностей не означает, что драгоценностей не бывает. Не верю я и в то, что можно без веры отличить ложного мессию от настоящего. Даже антихристу нужна вера, только антихрист за нашу веру платит, а Христос за нашу веру расплачивается.

Не верю я, что Христос пришёл уничтожить религию, оставив одну религиозность, я вообще не верю, что пошлость лучшее лекарство от насморка, ханжества и прочей дряни. Верю, что возможна бездушная религия и бездуховная духовность, но Духа Божия это не отменяет вдохни и дыши, а не оправдывайся тем, что другие не дышат.

 Не верю я и в то, что церквей много и все хороши. Хороша лишь единая Церковь, как человечно лишь единое человечество.

Не верю я, что эта единая Церковь вроде невидимого союза умных и добрых людей. Умные и добрые знают, что союзы умных и добрых не спасут мир. Не верю, что такой единой Церкви нет, хотя выдавать явки не стану, сами явятся, кто всерьёз ищет.

Не верю я, что люди всерьёз согласны жить до смерти и ни минутой больше. Не верю я и в бессмертие благодаря прогрессу медицины. Медицина-то прогрессирует, а душа отнюдь. Бессмертная мёртвая душа… Да лучше смерть! Мёртвые души придумали ад, а Христос ад передумал.

Не верю я, что Бог не хочет рая для всех, как не верю в то, что Бог не сделает, чего хочет, хотя ума не приложу, какой может быть рай для того, кто устраивает окружающим ад. Но я не верю в то, что нужно верить лишь в понятное и практичное. Даже, пожалуй, я не верю в то, что понятное и практичное вообще по части веры или рая.

Ад понятен, ад практичен, но как же на него похожа жизнь временная, конечная, ограниченная рождением и смертью, на которую согласно большинство людей. Но ведь спасается не большинство, и не все, а каждый, и только жизнь одного жизнь вечная, и не верю я, что в каждом человеке не найдёт Бог этого одного.