Книга Якова Кротова

Перевод литургии

Благословен Бог наш всегда: ныне, и непрестанно, и во веки веков.

Правитель высший (Царю небесный).

Святой Боже, Святой Сильный, Святой Бессмертный, помилуй нас. Трижды.

Слава и ныне.

Пресвятая Троица.

Господи, помилуй. Трижды.

Слава и ныне.

Отец наш небесный.

Покаянные тропари.

Молитвы перед иконами и алтарём.

Облачение.

Омовение рук.

Приготовление даров.

Звездица ставится над хлебом.

92 псалом.

102 псалом (1 антифон).

Анафора Златоуста.

 

Тимрот не меняет «имени Твоего ради», Кочетков ставит «ради имени Твоего», но в скобках предлагает «ибо мы призываем имя Твоё». Попытка неплохая, только «призывать имя» звучит чрезвычайно архаично. В современном русском языке (и культуре) призывают что угодно, только не имена. Обычно призывают громы и молнии. В таком виде формула имеет характер заклинания, магии.

О чём, собственно, идёт речь? Да о том, о чём в «Отче наш»: «да будет свято Имя Твоё». То есть, не о том, чтобы Имя Божие сошло к нам и нам служило, а чтобы Имя Божие было выделено, освящено, вознесено над любым другим именем и словом.

Я предлагаю, с учётом контекста: «ведь мы верны Имени Твоему». То есть, не то, чтобы мы сделали что-то очень важное, обязывающее Бога нам помогать. Мы же слабые. Но мы хотя бы говорим «Бог», а не «что-то такое воздушно-прозрачное». Мы веруем в Бога, у Которого есть Собственное имя.

См.: Целиком - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).