Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио. 1, 3. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть.

№2 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Комментарий Златоуста.

Слово отличает человека от обезьяны, но ещё больше - от Бога. При этом человек знает, что слово - лучшая метафора для Бога. Конечно, не во всех религиях это так, как в христианстве, где не просто "Бог изрёк слово", а "Слово Божие есть Бог", "Иисус есть Слово Божие и Бог". Но любая религия начинается там, где начинается вслушивание в Бога. Атеизм - где вслушивание в Бога рассматривается как сумасшествие. Атеист отождествляет тишину с молчанием, агностик не уверен, что молчание сильно отличается от слова.

Заклинания, приказания, да просто болтовня, - всё это богоборчество, попытка не быть собой ("Быть Богом" - это всего лишь иное обозначение "не быть собою"). Мало человеку, что у него есть дар слова, ему нужно, чтобы слово не было даром, а было им самим, рождалось изнутри, а не приходило извне. Слово как дар условно, а человек стоит перед соблазном безусловности: "сказал - и исполняется". Скажу "золото" и появится золото. "Встань!" - и встанет. Более того - человеку хочется, чтобы всё, что есть, было благодаря его слову. Что не назову, того и нет, да не будет, пусть исчезает. Вечный соблазн учёного - спутать описание с созданием.

Богоборчество есть словоборчество. Я сказал, что Бога нет, значит Бога нет. А я есть, я есть! Я сказал про ближнего - "он подлец", значит, он подлец, а я хороший. И так повнушительнее, грудным гласом: "Молчать, я сказал!!!"

Чтобы украсть, человек вольно или невольно обязательно сконструирует какую-то словесную конструкцию в своё оправдание. То же с любым грехом, только некоторые грехи оформляются в словах до совершения, а некоторые (как прелюбодеяние) после. Впрочем, поскольку грехи тянутся из тьмы жизни, проследить исток не всегда возможно, но увидеть словесную упаковку греха можно всегда. Человек претендует творить словом из ничего - и в результате творит ничего, творит безобразие, дыру.

Не можем мы смириться с тем, что мир существует помимо наших слов. Нам это кажется неправильным. Это и есть неправильно, только выход не в том, чтобы перехватить Божьи функции на себя, произносить роль, которая принадлежит одному Богу: "Быть! Быть! Быть!" Не произносит Бог никакого монолога. Бог произносит Христа. Слово Божие - живое и Жизнь. Оно звучит не по-приказному, оно подразумевает не покорное молчание, а ответ, более того - отвечание. Не "ответственность", а отвечание. Ответственность Бог всю принимает на Себя, от человека - именно от одного человека из всего творения - ждёт отклика, бесконечного общения, взаимного и тёплого, включающего весь мир, всё явления в тему беседы. Грех в том, чтобы уйти в молчанку, сосредоточиться на том, чтобы быть началом. Ну предоставим Богу быть Богом, быть началом, у которого нет начала - тогда и мы будем теми, кто мы есть - интереснейшим продолжением, которому нет конца.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова