Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 2 1 На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там.

№25 по согласованию. Стихи предыдущий - следующий.

Комментарий Ефрема Сирина.

См. на английском сайт о церкви в К. и раскопках тут 1997 г.: http://www.christusrex.org/www1/ofm/san/TScana001.html

Ио. 2, 1. Рассказ о Кане начинается формулой "на третий день". Сам Иоанн, говоря о Воскресении, этой формулой не пользуется, в отличие от других евангелистов, но он рассчитывает, что читатель, зная, что Воскресение было в третий ден, сам свяжет рассказ о Кане с Воскресением. Смысл чуда в Кане не в том, что вода превращается в вино - воды достаточно и вина достаточно - а в контрасте отсутствия и изобилия отличного вина. Этот же контраст - в рассказе о насыщении пяти тысяч человек (Статья Юдит Lieu из Австралии в журнале Journal of Biblical Literature, 117-1 (весна 1998) о матери Иисуса в Ио).

"ГОЛЫМИ ПРИ ЛУНЕ ТАНЦЕВАТЬ НЕ БУДЕТЕ?"

Зоя Крахмальникова в своей книге "Монологи о любви" (М.: 2000) замечательно распутала символику вина и ее связь с наготой; я лишь чуть додумываю, пересказывая. Начинается Библия только с наготы -- в грехопадении: "Ложь обнажила наготу узнавших ее. До тех пор, пока только истина господствовала в сотворенном мире, быть с ней в какой-либо связи можно было только оставаясь нагим, открытым - заслоны, заграждения и покровы не были нужны, да их попросту и не было, их сотворила ложь" (С. 20). Так значит, дерево вечной жизни - виноградная лоза, символ Христа. Но вместо вина - алкоголь.

Опьянение собой у Адама с Евой, опьянение виноградом - у Ноя. "И выпил он вина и опьянел и лежал обнаженный в шатре своем" (Быт. 9, 21). "Опьянение сделало его обнаженным, он стал как бы нагим, как были там, еще до всех заграждений, заслонов и покровов, наги Адам и Ева". Пьянство связано с наготой - пьют, что разоблачиться, но не обретают наготу, а "заголяются" бесстыдно.

Кстати, с похмелья Ной не придумал ничего лучше, как отомстить сыну - проклясть Хама. Хам, конечно, хам, но все-таки как это по-парткомовски: за разглашение своего греха наказать разгласителя. "Ной знал уже не только стыд, но и жажду мести" (С. 23). И хамство Ноя не оправдывается хамством Хама. Хотя верно замечает Крахмальникова: "Дети знают, что они должы быть лучше, но если совесть их свидетельствует об обратном, тогда они начинают бунт против отцов и кричат отцам, что отцы хуже их, детей" (С. 23).

Вино и нагота - главное в рассказе о Лоте и его дочерях. Эти не смеются над наготой отца, они напоили его вином сами, они ложатся нагие с нагим, чтобы "восстановить племя" (Быт. 19, 31-32). Самый скверный алкоголизм - когда тебя подпаивают. Лот, между прочим, оказывается как бы не виноват, хотя, конечно, вполне мог бы и не пить. А причина всего скандала - обычнейшая узость кругозора. Дочери Лота были убеждены, что они - последние люди на земле. Тут запьешь, тут не то что с родным отцом, тут с гориллой переспишь. Или выберешь Гитлера-Сталина в родные отцы, что примерно то же самое - инцест. И всякая похоть к начальству есть опьянение своим одиночеством, жажда вырваться из него, отдавшись кому-то старшому.

В рассказе о Кане нагота не упоминается никак. Да и зачем - рассказ о свадьбе есть обязательно рассказ о наготе, о таинстве наготы. Пышные брачные одежды (даже на Западе пышные) тем пышнее, чем острее нужда облачить наготу.

Если в рассказе о грехопадении не упоминается вино, то в рассказе о Голгофе не упоминается нагота. Опяь же - зачем, когда тут все самоочевидно. Вряд ли и повязка-то на бедрах была. Опять вино - на пасхальной вечере. Опять после вина нагота. Неудивительно, что Иисуса уже апостол Павел сопоставляет с Адамом: след в след, только в обратном направлении. Возвращается вино как Завет, а не как разрыв единства. Возвращается нагота - но не как стыд для Богочеловека, а как стыд для тех, кто обнажил другого, кто казнил другого, кто был опьянен властью, эгоизмом, ханжеством.


Спаситель превращает воду в вино, люди превращают вино и воду в известно что. Чудо Иисуса - хождение по водам, наши чудеса - хождение по вину.


Ио 2.1 Мережковский Иисус Неизвестный Знамя 4-1993, с. 139 "Все язычество есть вечная Кана Галилейская, уныло-веселое пиршество, где люди, сколько ни пьют, не могут опьянеть, потому что вина не хватает или вино претворяется в воду".

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова