Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио. 2, 5 Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте.

№25 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Херонимо Надаль Брак в Кане ГалилейскойМария говорит, если использовать евангельские выражения, "как власть имеющий". Это необычно: она гостья, а в любой культуре гость не может приказывать хозяйским слугам. Можно попытаться найти этому рациональное объяснение: например, предположить (как это делали средневековые апокрифы и некоторые современные толкователи), что Мария была близкой родственницей хозяев - например, тёткой жениха. Она уверена в себе, вот и приказывает. Есть, однако, и вторая проблема: Мария уверена ещё и в Иисусе, хотя Он только что если не отказал Ей грубо, то попросил не вмешивать его в эту ситуацию. Более того, Она говорит категоричнее, чем в первый раз. В Евангелии описано несколько случаев, когда люди, очень желавшие чуда, спорили с Иисусом, но они всегда при этом сбавляли тон, а тут - наоборот.

Для тех, кто во всём ищет второе дно, это верный признак, что Иисус - всего лишь марионетка в руках Своей Матери. Она всё придумывала, Она всё организовывала, Она Его и на Крест послала, когда Он стал слишком самостоятельным... Логика паранойи известна: "Кому выгодно". Кто стал у христиан вторым после Иисуса почитаемым субъектом, чуть ли не четвёртым лицом Троицы? Мария! Значит...

Да ничего не значит, и вовсе не в себе Мария уверена, а в Иисусе. Другое дело, идёт ли речь об уверенности или о вере. Мария уверена, что Иисус не может измениться, что Он остаётся прежде всего Сыном Своей Матери, и поэтому воспринимает Его слова не слишком всерьёз (и не ошибается)? Или Она верит, что, как бы ни менялся Иисус, Он останется Сыном Своего Отца - и поэтому не будет изображать из себя неприступного, целеустремлённого, мрачно сосредоточенного на предстоящей Голгофе ("часе") субъекта? Пойти на Голгофу многие способны, а вот пойти на Голгофу, сохраняя умение одновременно жить, любить, выпивать, творить чудеса, смеяться, плакать... Это только Господь.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова