Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио, 3, 13 Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах.

№28 по согласованию. Стихи предыдущий - последующий.

Человек стремится ввысь, он не столько прямоходящий, сколько неборастущий. Ходим прямо, чтобы достать головой до неба, и когда лежим, всё равно смотрим в небо, и когда на коленях, всё равно - к небу, сквозь землю. Одна беда: человек стремится не просто ввысь, а выше другого. Ладно, не удалось с вавилонской башней, попробуем башенку - до Бога не достанем, так хоть над окружающими покуражимся. Небо, оказывается, не столько ближе к Богу, сколько выше других. Отсюда и древние мифы о путешествии человека на небо - за бессмертием, за яблоками, неважно, важно, что на небо - для возвращения на землю с тем, что кажется самым важным на небе. Например, за бессмертием. Но интересно быть бессмертным на земле, среди смертных. А с бессмертными бессмертным - в чём смысл. Гордыня - попытка обрести бессмертие за счет разглядывания смерти в других: вон, как умирают духовно, морально, физически... Не то, что я...

От такой устремлённости вверх человек зарывается вниз. Выкапывает себе окопчик,земляночку, чтобы нас никто не достал, а мы из этого окопчика могли достать всех. Происходит опускание моральное, которое хуже любого физического.

Спаситель приходит выдернуть нас из окопчика как морковку из грядки. Он призывает - как в этой беседе с Никодимом - родиться вторично, потому мы умудрились же выполнить "Мамочка, роди меня обратно!" Окопчик - и есть попытка зарыться в мать - Сыру Землю. Нам кажется, что в утробе земной бессмертие, а там всего лишь вечное гниение. Потому что зерно, если не прорастает, гниёт полгода, а человек, если не растёт к Небу, гниёт вечно.

Иисус спасает, предлагая нам глядеть на Себя. Медный Змей над толпой больных, охваченных паникой людей, помогает им объединиться. Они глядят в одну точку. Всякий грех начинается с того, что каждый начинает глядеть в свой окоп, переводит глаза с неба себе под ноги, как Каин. Остаётся в одиночестве и этим думает спастись в годину эпидемии, голода, войны. Тогда людьми охватывает чувство заброшенности, эгоизм, все как мышки начинают сновать в разные стороны...

Прямо наоборот: подними глаза и посмотри как можно выше. Туда же, поверь, стремится смотреть и тот, кого ты считаешь врагом. Нет таких плохих людей, которые бы не мечтали о небесной выси.

Поднять глаза на Бога, явленного во Христе. Поднять глаза не для такого поклонения, которым поклонялись золотому тельцу, а для поклонения в Духе и Истине. Тут происходит объединение - которое для человека и цель, и средство достижения цели, и здоровье, и лекарство. Люди начинают двигаться к одной цели - к Небу - и, двигаясь, подымаются. Конечно, это страшно - или, точнее, нам бы хотелось, чтобы под ногами было пространство поосновательнее верёвочки. Что ж, если бы человек подымался один - было бы страшно, но Бог подымает всё человечество, подымает медленно, осторожно. Наша опора - не земля, а Дух и люди.

Человек же предпочитает подыматься в одиночку или, в крайнем случае, в избранном обществе. Поэтому, даже рождаясь в Боге, мы сопротивляемся Акушеру и пытаемся зафиксировать Его - на Кресте. А иначе Израиль погибнет, а Рим спасётся, а мы хотим Израиль, а Рим пусть погибает. Бог же хочет всем спастись и в познание истины прийти. Мы хотим быть избранными за счёт гибели других, Бог же считает, что избраны те, кто избраны все.

Подъём вверх есть исполнение Закона. Мы считаем нравственность - барьером, заповеди - чем-то вроде противотанковых ежей, защищающих людей друг от друга. А заповеди - крылья, заповеди - полёт и свобода, исполнение Закона есть победа над необходимостью греха. Поэтому нравственность в том, чтобы никого не отпихивать, а глядеть на Иисуса и всем вместе к Нему подыматься.

1601

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова