Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 4, 14. а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

№32 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая. Иллюстрации.

См. вода.

Когда Иисус называет себя "источником воды живой", противопоставляя эту воду - воде из колодца самарянки, Он уж наверное помнит фразу из Притч 5, 15-17: "Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя. 16 Пусть [не] разливаются источники твои по улице, потоки вод - по площадям; 17 пусть они будут принадлежать тебе одному, а не чужим с тобою". Иеремия же восклицал от имени Бога: "Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды" (2, 13). Человек не должен разливаться, человек вынужден копить воду, экономить. В конце концов, разлитая вода - это основа грязи. Это все равно что вывороченные кишки - ведь человек в основном из воды состоит. Здесь непереходимое различие между Творцом и тварью: Бог изливается - чистота, жизнь и радость, человек изливается - занудство, грязь и неопрятность. Воздержание и в том, чтобы поменьше пить, и в том, чтобы поменьше изливать на других свои проблемы и свою злость, - "пусть они принадлежат тебе". Воздержание и в том, чтобы не подменять Духа Божия своими "духовными исканиями". А то выйдет своеобразная уринотерапия (и некоторые приверженцы лечения собственной мочой ссылаются на Притч. 5,15).

 


Когда в Ио. 14, 13 Иисус говорит, что Его истина - вода, испив которой человек "не будет жаждать вовек", Он имеет в виду и слова Премудрости Иисуса, сына Сирахова: "Ядущие меня еще будут алкать, а пьющие меня еще будут жаждать" (Сир 24, 23). Это не означает остановки, - напротив, "вода" истины будут стремиться ("течь") в жизнь вечную. От жажды - не к застою, а к движению. Но движение и жажда - не синонимы, как часто кажется здесь, где "сытый голодного не разумеет". Вообще дело не в наших ощущениях, а в том, что Истина сама - движение, проточная вода, а не пруд. Беспокоиться надо не о том, движемся ли мы, а о том, в Истине ли мы, - если мы в ней, мы движемся с Нею, если мы вне Истины, мы стоим даже на бегу. Бог похож на воду не тем, что утоляет жажду, а тем, что неостановим.

В воскресенье 12 мая Православная Церковь празднует пятое воскресенье после Пасхи, посвящая его женщине-самарянке. В этот день в храмах читается евангельский рассказ о том, как Иисус однажды присел отдохнуть у колодца; ученики пошли в соседнее село купить еды на ужин. Колодец этот показывают до сих пор, он называется “колодец Иакова”: имеется в виду тот древний Иаков, который полюбил красавицу Рахиль, встретив ее у колодца, и так “взыграло сердце” в нем от этой любви, что Иаков в одиночку отвалил камень, служивший колодцу крышкой. Конечно, тот колодец находился совсем в другой стороне, но при словах “колодец Иакова” все-равно вспоминался жар первой любви, загрохотавший камень, влажный запах жизни в глубине камней. Неудивительно и то, что разговор, который Иисус завел с женщиной около этого колодца, весь был о воде и одновременно, хоть и непрямо, о любви, неудивительно и то, что этот разговор прямо связывают с праздником Воскресения: ведь Иисус назвал Себя “водой”: словно праотец Иаков, Господь взглянул на человечество — и полюбил нас навсегда новой любовью, и Бог Отец отвалил камень от пещерной гробницы, словно от колодца, и Сын Божий вырвался из каменной глубины навстречу всем страждущим.
Оп. Куранты, 1996.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова