Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио. 4, 23 Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

№32 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая. Иллюстрации.

По проповеди 2 июня 2013 г. в воскресенье "о самаряныне"

Религиозная жизнь рождается, когда человек немножко убивает себя. Это называется "жертва" - отрубить себе палец, убить своего сына (или чужого), зарезать барашка или свернуть голову голубю, - и сжечь так, чтобы обозначить: это не моё, не для себя убил, это - Божие. Всякая жертва есть самопожертвование, превращённое в символ. Даю, чтобы получить, чтобы моя усечённая жизнь стала лучше. Так подрезают яблони, чтобы лучше плодоносили. Отдать немногое, чтобы получить многое - мы ж рациональные существа!

В Христе всему этому конец. Не мы даём Богу, Бог даёт нам. Разительно различаются и последствия. Мы даём Богу, чтобы мы могли по-прежнему быть живыми в своём понимании - жаждать и пить, хотеть есть и насыщаться, и нам бы хотелось этого до бесконечности. А Бог даёт нам Христа, чтобы мы перестали жаждать - Иисус говорит о Себе, что Он вода, которой испив, не будешь хотеть пить никогда. Это - о вечности. Это ведь, если вдуматься, очень страшно - никогда больше не хотеть пить. Мы точно этого хотим? Если вдуматься, это страшно - ведь мы только и умеем, что хотеть, жаждать. Даже отсутствием жажда ("Боже, как я хотел пить!") мы наслаждаемся только по контрасту. А если не будет контраста? Все потребности удовлетворены - что дальше?

Вот почему и верующие в Христа вновь и вновь возвращаются на старое. Вот церковь, вот мы даём что-то Богу, вот получаем от Него... Привычный круговорот молитв и чудес. А Бог творит больше, чем чудо - Он творит вечную жизнь.

Конечно, то, что с Христом открывается эра молитв Богу на всяком месте и во всякое время, не означает, что нужно оставить всякую религию и только внутри себя мистически щекотаться. И жертвы нужны - хотя бы в виде поста и других самодисциплинирующих мер. Но теперь уже мы знаем, что это - не главное, а главное - общение с Богом и другими людьми. Можно сказать "любовь", но лучше ограничиться более простым (и более сложным) - "общение". И для многих "богообщение" куда легче и приманчивее "человекообщения" - потому что богообщение легче имитировать.

Проверка происходит на богослужении. В христианском богослужении богообщение и человекообщение сливаются именно потому, что тут не люди приносят жертву Богу, а Бог - людям. Один антрополог говорил, что всякий турист совершает путешествие не только в пространстве, но и в социуме - подымается по социальной лестнице. У себя на родине он мелкая сошка, а в отпуске - вокруг него все суетятся, чтобы инклюдид помочь потребить. Мы всю неделю - обычные люди, а в воскресенье мы попадаем в гости к Богу, где уже всё включено - и свет включён! Мы тут цари, причём - все. Это как княжеский съезд в древней Руси или как иногда королевские особы съезжаются на похороны одного из "своих". Мы съезжаемся на воскресение - и это воскресение "своего". Во Христе мы видим себя. Оказывается, в нас есть Бог, и этот Бог рвётся на родину, рвётся в вечность и не соглашается на наши убаюкивания, на наши попытки укормить, укачать и уболтать Его. Не "кач-кач" до бесконечности, а - выстрел Воскресения! ввысь!! поверх нужды!!!

Перед этим Иисус говорит о том, что в споре самарян и иудеев о месте богопоклонения правда – на стороне иудеев. И после этого ультра-жесткого заявления – такая высокая нота? Но речь идет о смене всей системы координат в целом. Поклонение в Духе отличается и от поклонения в Иерусалимском храме, и от поклонения в храме Сихемском. Что объединяло самаритян и иудеев? Поклонение «в камнях», уверенность в том, что какие-то внешние формы необходимы? А христианство, следовательно – за бесформенность? Но откуда тогда с первых же секунд существования христиан без Христа такая забота о помещении, о Храме, о синагогах?

Не помещение – анти-духовно. Духу противоположна не материя, духу противоположен анти-дух. То, о чем апостол Павел сказал, «духа не угашайте». Духотушитель – что это? Да как и антихрист, антидух – это дух господства. Не власти, а именно господства. Об этом антидухе Господь сказал, что вне Церкви старшие господствуют, а Церковь там, где старшие служат. Первые – последние. Богатые – бедные. И далее по списку заповедей блаженств.

Репутация духовенства Иерусалимского Храма ко времени беседы Иисуса и самарянки была даже ниже репутации кремлевской религии. Ту все-таки силком нагнули, а первосвященники добровольно нагибались перед оккупантами в борьбе за господство между собою. Не за власть – именно за господство. Тем не менее, отмечает Иисус, Иерусалимский Храм – Дом Божий, а сихемский – в лучшем случае дача Божия. Но Дом Божий – это всего лишь Дом Божий, и то, что с ним связаны господство и борьба за господство не случайность. Дом Божий должен уступить место Телу Божию, и это дело и есть Дух. Не бесформенность – Дух есть именно то, что творит форму, без чего формы вообще не существует, а есть лишь формальность. И уж подавно не индивидуализм – нет Духа там, где душа замыкается в себе. Дух – Божий, формы – человеческие. Формы творчества, формы диалога, формы соработничества, формы любви, - вот что такое плоды поклонения Богу в Духе и Истине.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова