Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

 

Ио. 4, 26 «Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою».

№32 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая. Иллюстрации.

Это – последняя фраза. Очень странный обрыв общения. Автор подразумевает, что эти слова произвели в душе самарянки переворот, и верующий человек понимает, что имел в виду автор. Может понять и неверующий.

Есть одно небольшое, но опасное недоразумение – думать, что неважно, кем сказано слово, важно, о чём сказано. Ссылаются при этом на умницу Фому Кемпийского: «Не спрашивай, кто сказал, внимай тому, что сказано».

Тут та же ошибка, что в издевательстве над лозунгом Французской революции о равенстве – мол, как можно уравнять мужчину и женщину, трудолюбивых и лодырей! Равенство-то имеется в виду перед законом, не более – но как же велико это «не более», если кое-где до него до сих пор не доросли.

Фома Кемпийский писал о Христе в мире, где писать о Христе имели право только теологи, духовенство, инквизиторы. А он был обычный «частный пользователь» Христа. Он защищал своё право – и право любого человека – от бесправия перед безличной иерархией, от ложного авторитета формы, конторы, чина.

Точно так же принцип нелицеприятия в суде означает, что судья не должен глядеть на форму. «Лицо» тут выбрано как символ всего, что помогает определить, выгодно помочь человеку или нет. У богача лицо жирное, ухоженное, у бедной вдовы – печёное яблочко. Так вот суди, глядя не на их лица, а на суть дела. Но это не означает, что судья игнорирует людей, прямо наоборот – «суть дела», если дело – спор между людьми – требует нелицеприятно разобрать отношения между лицами, не между предметами. Лицеприятный судья отправит в тюрьму ограбленную вдову, нелицеприятный – отправит в тюрьму обидчика, но именно отправит в тюрьму, а не на эшафот, потому что сочтёт, что обидчик может исправиться.

То же и в культуре, которая вся – состязание текстов.  Текст-то текст, нельзя судить его по должности автора, по наличию церковного благословения, по популярности у других, но судить его как произведение именно конкретного человека – и можно, и нужно. Иначе мы просто не поймём текста.

Тут зеркальное отражение ситуации с написанием текста. Нельзя сказать «неважно, когда и кем сказано, важно, что именно». Один из самых древних анекдотов – про идиота, который невпопад повторял сказанное другими, на похоронах, к примеру, «таскать вам не перетаскать». Современная наука о языке подчёркивает, что для понимания сказанного принципиально понимание того, кто говорит. Важен не только контекст, но и автор. «Я тебя прощаю» звучит по-разному в устах людоеда и в устах жертвы людоеда. И в Библии есть слова «нет Бога», но там эти слова вложены в уста безумца.

Один из вернейших путей к атеизму – взять отличную проповедь, например, отца Александра Меня, и прочесть её с амвона, не будучи Александром Менем. Средневековое христианство любило так делать, скрывалось за авторитетом, прятало под авторитетом своё бездушие и насилие. Доходило до парадокса – действительно верующие вынуждены были надписывать свои тексты именами Златоуста, Ареопагита (который вообще ни строчки не написал) и других великих.

Всё, сказанное Иисусом самарянке – банальность. Вообще всё, сказанное Иисусом за Его жизнь – банальность, вплоть до «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят». Спасение не в том, что Иисус сказал, а в том, что сказал – Иисус. Веруют не в то, что блаженны нищие, а в то, что Иисус даёт Царство Божие нищим. Веруют, а не видят!

Единственное небанальное, что сказал Иисус – «Это Я». Вот – откровение Божие. Он повторит это при допросе у первосвященника, и формально именно за «это Я» будет осуждён, ибо это – богохульство. Действительное богохульство. Можно лишь верить, что это не богохульство, а богооткровение, и эта вера и есть христианство, не более и не менее, всё остальное только примечания.

Иисус был не первым и не последним, кто сказал «Это Я», а если считать тех, кто не решился сказать, но кто так думает, то китайцев на земле меньше. Потому что китайцы тоже так думают, а иногда и говорят. Только вот все, кто говорит «Это Я» - антихристы, и только один – Христос. Отличить можно только нелицеприятно вглядываясь в лицо. Самарянка – вгляделась. И изменилась в лице. И в сердце.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова