Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио 5, 7 Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня.

№45 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Классическая антитворческая ситуация. Есть важный ограниченный ресурс, которого не может хватить на всех нуждающихся. Возникает конкуренция - конкуренция как рознь, вражда, разъединение, противопоставление друг другу. Возникает блат (патронато-клиентельные отношения) - гнусная и подлая подмена единства.

Иисус раздвигает воды Вифезды как Бог раздвигал воды Иордана и Красного моря. Не нужна эта драгоценная вода, источник жизни. Лучше уж суша, даже безводная пустыня. Иисус организует творческое пространство: не надо ни у кого ничего просить, никаких грантов, никаких рекомендаций и помощников. Вот тебе здоровье и - вперёд с песнями! Не забудь подстилку. Она тебе, конечно, не нужна, заработаешь на нормальный матрас, но во-первых, полезно иметь напоминание о том, от чего ты спасся, во-вторых, надо соблюдать правила гигиены и не бросать интимные предметы в местах общего пользования. Но - никаких обещаний относительно будущего. Больных жалеют, могут не убить во время войны, а здорового жалеть не будут. Война же в ту эпоху всегда была рядом, потому что - антитворческая ситуация. Сейчас лучше, но стыдно забывать о том, что лучше не везде. Спасён сам - передай спасение по кругу и помни, что далеко не всегда спасение в том, чтобы помочь другому найти воду, дать ему удочку, научить удить.

Евангелист не сообщает, случалось ли воде в бассейне бурлить по субботам или Творец так же строго соблюдает субботу как положено сотворённым Им. Кажется, Бог даёт закон, но не связывает законом Себя. Современному верующему человеку заповедь о субботе трудно выполнять. К тем, кто заостряет на этой заповеди внимание, относятся - к сожалению, обычно справедливо - как к малограмотным фанатикам. Малограмотность не в том, что надо эту заповедь прочитывать как-то особенно. Малограмотность в том, что легко исключить на целый день из своей жизни только физическую активность. Не забивать гвозди, не собирать автомобили, не рисовать чертежи, не сидеть у компьютера, не брать в руки книгу. Но чем более в работе интеллектуальности, тем менее вероятен перерыв. Физик может отказаться от миллиона долларов, потому что ему некогда сходить их получить, но может и согласиться. Вдруг у него зубы болят и нужны деньги на дантиста. Вот чего физик не может, даже если бы захотел - настоящий, конечно - так это перестать решать физические проблемы во время субботы. Меньше перельманом он от этого не станет! Настоящий еврей не тот, кто способен не думать по субботам - что бы ни говорили евреи, которые научились не думать семь дней в неделю. А таких среди моих единоплеменников по матери есть, есть.... Способности человека не думать безграничны, как и любые другие.

Может показаться, что легко быть крестьянином или рабочим - и набожным. Легко молиться, когда пилишь дрова, трудно молиться, когда решаешь уравнение. Это заблуждение. Если пилишь дрова хорошо, тоже трудно молиться. Механическое исполнение плохо сказывается на конечном продукте не только у музыканта, но и у сборщика на конвейере. Творческому человеку трудно молиться всегда. И эта трудность - трудность, не труд - прекрасна, она признак подлинности.

Освободить один день в неделю для общения с Богом так же невозможно, как выцедить из животного всю кровь. Не всю видимую глазом кровь, а всю кровь как таковую. Но Бог и не требует невозможного, Бог вручает возможное. Седьмой день не для того, чтобы прекратить жить, а для того, чтобы пожить вечно хотя бы с немного. Как это будет у каждого конкретного человека в каждую конкретную субботу или воскресенье - один Бог знает и делится Он этим знанием не с составителями уставов и календарей, а с каждым конкретным человеком.

Отдых не в том, чтобы ничего не делать, а в том, чтобы делать самое главное дело - благодарить Бога за будущее. Не за прошедшее, а за то, что ещё надвигается. За старение и старость, за потерю работы и здоровья, за синяки и шишки, но и за пироги и пышки тоже - их ещё не замесили, а благодарить уже можно. Благодарить за то, что было - так это и неверующим случается, оборачивается часто весьма своеобразным и не обязательно приятным состоянием - ностальгией. За грядущее благодарить - вот зачем седьмой день. Отсюда двусмысленность христианского календаря: если до Воскресения Христова седьмой день завершает неделю, говорит: "Хорошо было!", то после Воскресения седьмой день ещё и начинает неделю: "Хорошо будет!"

Расслабленный не был паралитиком. Он мог, очевидно, двигаться, только медленно. На руках подтягивался, возможно. Все мы - лишь растворы той или иной степени густоты, кто быстрее течёт, кто медленнее, а кто уж в землю просачивается. В сравнении с Богом все мы - неподвижные. Бог движется так быстро, что о Нём нельзя даже сказать, что Он движется. Нет такой системы координат, в которой Его движение можно было бы зафиксировать. Зато наше колупание - сколько угодно. Стометровку за шесть секунд. Вот радость-то... Что, пиво свежее привезли, что мы так бежим... Что с Богом сравнивать - сравним себя с людьми, и не более развитыми, а менее. Большой-большой американский либерал куда расслабленнее российского небольшого либерала. Американец-то не преодолевает такое сопротивление среды - начиная с семья - как русский.

В процентах надо считать, в процентах, а не в абсолютных цифрах, иначе очень легко обмануться в расчётах. Кто быстро бегает лишь потому, что не встречает препятствий, может крепко подвести, если нужно доставить письмо на болото. А ведь и на болотах люди живут, и даже в основном на болоте. Иисус пришёл, кстати, именно в болото, хотя и обетованное. Пришёл не для того, чтобы осушить, организовать, сплотить и руководить сперва лично, потом через Духа. Он пришёл, чтобы и в болоте мы не были расслабленны. Насколько мы перестали быть расслабленными проверяется тем, насколько мы готовы отложить то, что привыкли подтыкать под себя для удобства. Это и есть "нищета духовная".

Степень своего здоровья надо определять, сравнивая себя не с людьми - как предлагает нам зависть - а с Богом. Вот тогда забурлит наша жизнь, тогда в ней начнётся седьмой день творения, мы станем для других надеждой, теми, кто способен пропустить другого к месту, куда и сами хотели попасть как можно скорее, даже теми, кто способен помочь другому опередить себя - в конце концов, в бесконечности нет "впереди" и "позади", а есть лишь "мёртв" или "воскрес". Что спорить, был ли Иисус Богом - сам будь богом, сам будь сыном и дочерью Всевышнего, сам исцеляй, освобождай, твори. Настоящая вечность, настоящая суббота - не покой кладбища, а покой океана, в котором всё дышит, бурлит, возмущается и кипит. Главное в жизни - как в шампанском: пузырьки, и чтобы вверх, вверх, вверх.

1655

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова