Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио 5, 14 Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже.

№45 по согласованию. Иллюстрации. Фразы предыдущая - следующая.

Иисус просит исцелённого расслабленного не грешить, "чтобы не было хуже". А что такое "хуже"? Что хуже паралича?

Хуже паралича - паралич, который кажется движением. То есть, обычная, повседневная жизнь. Кажется, что она - суета, вихрь, да только и у паралитика какие-то завихрения в организме есть, а никуда не движется. Жизнь суетна не потому, что слишком быстро движется, а потому, что движется вокруг собственной оси. Жить чтобы жить чтобы жить... И так нам страшно, что это верчение вдруг прекратится. Ну да, вокруг собственной оси - но разве Земля не вертится вокруг своей оси? Остановится - и всё живое погибнет.

Правда, если остановится коловращение моей жизни, всё живое не только не погибнет, но, пожалуй, несколько даже приободрится и расправится. Однако, лично мне моё коловращение колом в горле не стоит, - вот и рождается страх и, если верующий, обращение к Богу для защиты от смерти. Рождается и страх Божий как опасение - а вдруг осерчает и не помилует? не защитит?

Бог берёт за защиту больше, чем кажется на первый взгляд. Магическому, во всяком случае, сознанию представляется, что Богу просто нужна часть нашей жизни: пара часов в воскресенье на службу, полчасика каждый день на домашнюю молитву. В общем, как со страховкой: хочешь больше застраховать - больше и плати. Хочешь всё сберечь - придётся пожертвовать Богу всё время.

Нет, не выйдет! Потому что Бог не страхует жизнь, а спасает. Бог не нафталин, а плотник. Может срубить дерево - чтобы построить из него дом. Во всяком случае, Иисус - не просто Бог, но и плотник. Тектон по-гречески - один корень с "тектоническими сдвигами".

Малый страх, страх смерти, страх "горизонтальный" побуждает искать у Бога защиты. Защита эта предоставляется. Мы видим, что наша жизнь не погибнет, если мы подставим щёку, если ответим на зло добром и т.п. Однако, довольно быстро человек понимает - во всяком случае, должен понимать - что для защиты жизни Богу нужно изрядно эту самую жизнь перепахать. Тогда в нас зарождается вертикальный страх - страх Божий как трепет за свою жизнь. Зло разрушает жизнь, Бог преображает - но результат ведь один. Уже не совсем наша жизнь!

Мы думаем, что благодаря Богу мы - титаны, а на поверку-то мы - "Титаники", и Бог, словно айсберг, вспарывает нас, взламывает все перегородки, которыми мы обустроились.

Бог честен, Он предупреждает: чтобы спасти свою жизнь, надо её погубить... Вот прокажённый - взял подстилку, как сказал Господь, и пошёл. Пошёл и выдал имя Спасителя Его врагам, подтолкнув их к заговору против Иисуса. А надо было бы помолчать - ведь вышло то, что хуже паралича, выше предательство. Не всем нужно говорить, что Иисус есть Христос - это нужно говорить лишь себе, а остальным - как Бог подскажет.

Трудно и страшно с Богом, потому что Бог любит - и так же трудно, страшно и трепет с любящими нас, таак же трудно и с нами, когда мы любим. Трудно и страшно - до того мгновения, когда Бог начинает изменять нашу жизнь. Когда начинает - оказывается, что Бог милостив, что сила Его нежна, что Он айсберг из мороженого и молнии его испепеляющие нежнее лучей весеннего солнца.

*

Закономерная реакция на религиозность коллективистскую - лозунг: "Бога можно найти где угодно, только не в храме!" Где двое или трое соберутся во имя Христово, там Христа быть не может по определению. Определение такое: где стадо, там не может быть пастуха! Или: прийти в храм - зайти в тупик. Пришёл - значит закончил путь, остановился в развитии.

Одна тонкость. Поиск, конечно, дело хорошее, а поиск Истины и Бога - прямо-таки святое дело. Только вот маленькая подробность: не только человек ищет Бога, но и Бог ищет человека. Бог, конечно, может найти человека и в публичном доме, и в кабаке, и средь шумного бала случайно... Бог всё может! Но не всё можно вежливому человеку просить у Бога. Просить, чтобы Бог искал нас там, где нам удобнее - всё равно, что просить уличный фонарь или ходить за нами. Богу легче найти нас в храме - не потому, что в храме "всё так", а потому что в храме человек всё-таки доступнее Богу, чем в театре.

*

Что, собственно, может быть хуже паралича? Нервозность и суетливость, не говоря уже об агрессивности. Лучше лежать как Илья Муромец на печи, чем рубить головы, как Илья Муромец. Паралич противоположен не им, а покою, тому покою, о котором на славянском говорится, что "Бог почивает" ("покой" и "почивать" - слова однокоренные, тут проявляется чередование "к" и "ч" - древнеиндийское "кирас", "долгий" и латинский "транквил", "спокойный" отсюда же). Этот мир-покой и побуждал философов говорить о Боге как о Том, Кто бездвижен. На самом деле, тут движение - более мощное и вечное, чем любое, известное человеку, только движение это не содержит в себе греха. Такова и вечная жизнь, к которой призван человек.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова