Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

 

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

СМЕРТЬ ЛИЦОМ ВНИЗ И СМЕРТЬ ЛИЦОМ ВВЕРХ

Ио. 5, 30 «Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца».

№45 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

(По проповеди в субботу 14 февраля 2015 г., №2185)

Большинство из нас выросли в мире, где образ Христа - привычная часть культуры. Вопрос о вере есть по умолчанию вопрос о вере в Христа. Это всё равно, что изучать математику от интегралов к таблице умножения. В результате мы плохо понимаем азы – что Бог невидим. Мы не найдём в Библии Бога в виде Солнца, как на запад от Святой Земли в религии египтян. Мы не найдём в Библии Бога в виде заботливой матери и жены, как на восток от Святой Земли в религии Междуречья. Мы не найдём в Библии Бога в виде героя, как на север от Святой Земли у римлян и греков. Алтарь Храма пуст. Когда были в Ковчеге Завета горсть манны и посох, да в разорениях утрачены. И слава Богу! Слишком многие люди поклонялись не Богу, а посоху Моисея, словно это волшебная палочка. Сам Моисей – и то не выдержал, использовал посох для чуда, когда Бог русским языком ему сказал – просто прикажи. Именно за это Моисей был наказан смертью до вступления в Землю Обетованную.

Наша вера говорит нам – пустота! Всё выкинуть, и ложное, и истинное, и в образовавшемся вакууме – путь к Богу. Пустота – это и то, ради чего Вознесение. Иисус исчезает, чтобы появилось место для жажды Утешителя и для пришествия Утешителя в пустоту нашего отчаяния и одиночества. Пустота никуда не исчезает, но в ней вера видит полноту бытия, бесконечного и живого Творца. Поэтому и воскресение для нас не то, что для идолопоклонников, которые не терпят пустоты. Воскресение – не «продолжение следует», не временная жизнь, только возведённая в квадрат, освобождённая от смерти и неполноты, количество, перешедшее в бесконечное количество. Воскресение начинается до смерти либо не начинается никогда. Воскресение начинается, когда земная жизнь заканчивается и начинается жизнь по Евангелию.

«Христос», «Мессия», «Спаситель», - это всё слова, описывающие пустоту. Пустоту оставления наполненности, вечности и прихода в никуда – к нам. Пустоту подставления щеки и любви к врагу. Пустоту смерти – физической гибели – на Голгофу и пустоту гробницы после Воскресения, пустоту перед глазами апостолов после Вознесения. Пустоту самоотдачи за плохого человека – не за хорошего. Иисус не за хороших умер. Хорошие Его убили, им напрочь было не нужно от Бога ничего и, главное, никого. Мы хотели бы Спасителя – хирурга с блестящим скальпелем, чистого до стерильности, а Спаситель – грязный от крови, от собственной крови.

Пустота и между нами и другими. Самый гнусный злодей убеждён, что он делает другому добро. Сжигает еретика – так спасает его от вечных мук. Мы не сжигаем, но мы должны сомневаться в своём добре, иначе мы будем несомненные фарисеи. Между нами и другим должен быть Бог.

Любовь – не соединение наших сил, энергий, разумов. Любовь – это встреча пустоты вечности с нашей пустотой. Самый неразрывный союз на свете – двух сфер, между которыми вакуум. Мы просим наполненности Божией пустотой, пустотой Христа, Который ничего не творит Сам, потому что в Нём – только Отец. Поэтому и Его Суд – Божий. Страшный, но – Божий! Страшный – только подумаем, что слышит Судья. Божий - ведь главное не то, что слышит Судья, а то, как Судья слушает. Иисус слушает повествование о наших грехах как Распятый слушает насмешки проходящих мимо людей. Его страданием и воскресением пустота нашей жизни превращается в простор жизни Божьей, жизни вечной.

Эти слова Иисуса читаются во время заупокойной молитвы. Господь не говорит о спасении верующих. Его критерий иной – «изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло - в воскресение осуждения». Люди делятся не на живых и мёртвых, не на верующих и неверующих. Все мы – мёртвые. Только одни лежат лицом вниз и смотрят в пустоту черноты, а другие лежат лицом вверх и смотрят в пустоту бездонного света. Из пустоты нашей духовной смерти мы вглядываемся в пустоту вечности и благодарим за веру, просим любви и исповедуем воскресение.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова