Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио. 7, 2 Приближался праздник Иудейский - поставление кущей.

№94 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

См. о Суккот.

Праздник шатров, праздник шалашей, по-еврейски суккот, по-синодальному сокхоф - потому что в синодальном переводе Библии слово "шатёр", оно же название города, в котором поселился праотец Иаков, передано как "сокхоф" (Быт. 33, 17). В иудаизме вокруг этих прозаических шатров столько поэтических выдумок наверчено, сколько в православии вокруг монастырей. Совершенно очевидный праздник по случаю сбора урожая превращён в воспоминание того, как иудеи закончили странствовать по пустыне. Получается очень красиво: Пасха - Исход, маленький интервал - Пятидесятница - Синай, затем большой интервал - Суккот - начало завоевания Земли Обетованной. Очень пропорционально. Самое смешное, что ещё и во времени Христа едва ли не самым главным в празднике было обливание водой жертвенника. Обычай в Библии не упоминается, но подумаешь - беда: "мудрецы" утверждали, что это предписание было дано Моисею на Синае, только не было записано. А зачем записывать самое важное, добавлю от себя? Смешнее только следующая фраза из иудейского катехизиса:

"Исследователи отмечают, что у многих народов существует поверье: если лить воду во время первых осенних дождей, то можно ожидать более частых и обильных осадков. В иудаизме не место подобного рода предрассудкам, и поэтому было решено включить древний обычай в храмовую литургию, в рамках которой возлияние воды стало символом дождя".
Это всё равно, что я бы написал: "Почитание младенца Гавриила, якобы убитого евреями в польском местечке Заблудове, это предрассудок, которому не место в православии, поэтому Гавриил был канонизирован, а его мощи торжественно помещены в собор Василия Блаженного".

Смешнее ханжеских заморочек только заморочки антирелигиозные. Для понимания Евангелия это суеверие довольно важно, потому что вода для обливания жертвенника бралась из источника Силоам. Коган нёс её торжественно в золотом кубке, его торжественно приветствовали звуками шофара, процессия пела и танцевала. Танцы были своеобразные: раввин Симеон бен-Гамалиил плясал, жонглирую восемью факелами (горящими, естественно), причём умудрился в какой-то момент нагнуться и поцеловать землю. Не слишком похоже на привычный образ раввина - седобородого мудреца с мудростью во взоре и радикулитом в пояснице? Когда Иисус проповедовал на Суккот, тема воды всплывала - а как ещё выразиться? - всплывала постоянно. Вода - это было актуально, в это время года в Обетованной земле либо жарко, либо ужасно жарко.

Другой обычай праздника - звать бедняков и каждый вечер "приглашать" очередного праотца, символически зажигая в его честь свечу (семеро праотцев, "ушпизин", "высокие гости" - Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф, Моисей, Аарон, Давид). Может быть, здесь разгадка - почему Иисус сознательно пришёл в Иерусалим не к началу Суккот, а "в середине" праздника - не намёк ли это на то, что Он - Спаситель и Мессия, приносящий новые заповеди, подобно Моисею, воцаряющийся, подобно Давиду?

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова