Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио. 8, 1 Иисус же пошел на гору Елеонскую.

№95 по согласованию. Иллюстрации. Фразы предыдущая - следующая.

Иродиада перед Иисусом

А.Уотсон предложил объяснение этого эпизода, которое решает многие проблемы (хотя подымает другие). Фарисеи привели к Иисус женщину, муж которой дал ей развод. Муж тоже пришел. Иисуса хотели поймать не на противоречии иудейскому закону (который не видел ничего плохого в разводе), а на противоречии с собственными словами. Ведь Иисус сказал, что развод есть прелюбодеяние. Если муж дал жене развод, а она вышла замуж вторично, она совершила прелюбодеяние (Мф. 5, 31, 19, 3). По Законе Моисея за прелюбодеяние следует забросать камнями. Желает ли Иисус, чтобы вторично вышедшую замуж забросали камнями? Доведет ли свою позицию до логического конца? Греч. "искушая его" - одно и то же в Мф. 19, 3, Мк. 10, 2, Ио 8,6. "Обвинить" Иисуса хотели в том, что Он нарушает Закон Моисеев.

У ловушки был политический подтекст: Ирод женился на Иродиаде, которая была разведенкой. Если бы Иисус сказал, что разведенная виновна, Он бы пошел по стопам Предтечи. Из Мк. 3,6 видно, что иродиане ненавидели Иисуса еще до фарисеев.

Когда Иисус говорит: "Кто из вас без греха, пусть бросит в нее камень", он обращается не ко всем. В греческом тексте - обращение к конкретному человеку: "Вон тот, который считает себя безгрешным, пусть и бросает камень". Это обращение -- к мужу, который дал развод. С точки зрения фарисеев (школа Гиллеля, Акибы), муж действительно не совершил греха (муж, конечно, считает себя безгрешным, да и за женой греха не видит, почему, собственно, он камень и не бросает). С точки зрения Иисуса -- совершил, Он иронизирует.

Заодно, конечно, решительно невозможно бросить камень в женщину именно потому, что это все равно, что бросить камень в Иродиаду, в царскую жену.

Такое объяснение хорошо объясняет, почему в сцене вообще отсутствует тот, с кем согрешила женщина. Почему ее не судил Синедрион (с точки зрения фарисеев, преступления не было). Иисус нападает не просто на ханжество, а на мужское ханжество: муж вынудил свою жену согрешить (разведенке было плохо жить одной в патриархальном обществе). Иисус пользуется тем, что в патриархальном обществе инициатором развода всегда считался муж.

Такое толкование объясняет судьбу рассказа: христиане никак не могли смириться с тем, что Иисус проявился снисхождение ко второму замужеству. Они превратили рассказ в притчу вообще о милосердии Иисуса ко всякому грешнику, каким он остается по сей день. В результате - невнятица, непонятные детали. Евсевий (Ист. церкви, 3, 39.17) ссылается на Папия Иерапольского - тот-де рассказывал о женщине, которую обвинили во многих грехах, а Господь ее простил.

У объяснения этого есть слабые места. Выражение ст. 4 ("пойманная на месте") приходится толковать как риторическое преувеличение. Сам метод объяснения -- восстановление якобы опущенного -- рискован. Но, даже если это объяснение неверно, само его построение помогает понять подлинную атмосферу, в которой жил Иисус.

Ист.: WATSON, A. Jesus and the Adulteress. Biblica 80 (1999) 100-108 http://www.bsw.org/project/biblica/bibl80/Ani01m.htm

15.2.2001

Не подглядел - прости, подглядел - проси прощения

Рассказ, которое долго время не был известен на Востоке (толкование на него отсутствует в сводке и Феофилакта Болгарского). Чрезмерно ретивые критики считали его поэтому позднейшей вставкой. Примечательно, во-первых, что тысячу лет православные востока жили без рассказа, который в 19-20 веках стал едва ли не самым известным из всех евангельских эпизодов (что ещё раз подтверждает запас прочности Евангелия), во-вторых, что "искусственность" вставки (о которой твердили многие комментаторы) есть лишь по видимости научное понятие, а по сути — совершенно субъективное, личное. Есть связь — и прочнейшая.

Рассказ о блуднице, как и весь Ио., построен на столкновении двух загадок. Фарисейская (8.5) - "Ты что скажешь?" и Иисусовой: "Кто из вас без греха?" (8.7). Примечательно, что сам Иисус — без греха. В сущности, Он спрашивает: "Кто из вас подобен Мне — судите". Пожалуйста. И совершается, в сущности, чудо покаяния: "обличаемы совестью". Мало кто из христиан в такой ситуации ушел бы. Но христианам и другие заповеди даны о суде. В ответ на чудо покаяния, изменения души человеческой, меняется и Бог: Он отказывается судить женщину, хотя имеет на это полное право.

Связь в том, что судить за прелюбодеяние можно было лишь, если прелюбодеянию были свидетели. Один раввин говорил, что он бы никогда никого не осудил за прелюбодеяние, ибо ни один свидетель не может разглядеть факта — не акта, не того, что лежат обнаженные мужчина и женщина, а именно факта. В кинематографе сколько ни снимают половых актов — все фальшивые, и участвующие в них грешат не прелюбодеянием, не погружённостью в секс, а как раз убийством секса. Есть вещи настолько интимные, что даже видящий их извне человек не может быть свидетелем. И среди таких вещей — не только половой акт, но и исхождение Сына от Отца. Таков мостик от рассказа о блуднице к монологу о том, что свидетельство Христа о Себе истинно, и что Он не нуждается в свидетелях-людях. Исхождение Сына — то, чего ни одному христианину не дано увидеть. "Мартос", "свидетель" в христианском смысле слова, проповедующий о Христе, не говорит о том, чего не видел (ибо вера невидима и предмет её невидим), а говорит о том, что надо поглядеть на него, чтобы уверовать — и поглядеть не внешне только, не холодно и отстранённо, а сочувствующе. Вот почему лучшие свидетели — мученики; их мучения провоцируют окружающих заглянуть глубже кожи, глубже привычного скольжения по человеческому лицу, в невидимое души.

Простить другого нам мешает конформизм. Страшен не фарисей, а толпа фарисеев. Иисусу всегда противостоит именно толпа, коллектив. Человек добрее в одиночестве. В толпе страх других перевешивает любовь к другим. Страшно простить как страшно написать доброе слово о гомосексуале: вдруг подумают, что написавший сам склонен к гомосексуализму. Простишь блудницу — вдруг решат, что ты сам блудник. "Рука руку моет". Из-за боязни быть ложно обвинённым в грехе и фарисействуют, усердствуют. Иисус это переворачивает: да, вы виноваты, поэтому и не бойтесь простить. Оправдайте другого — только не для того, чтобы оправдать себя, а чтобы попросить оправдания себе.

1990-е гг.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова