Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Богочеловеческая комедия

Ио. 8, 2 «А утром опять пришел в храм, и весь народ шел к Нему. Он сел и учил их».

№95 по согласованию. Иллюстрации. Фразы предыдущая - следующая.

«Храм» - в нашем представлении, это не собственно Храм, а двор перед ним. Важнее другое: надо понимать, что внешне это было больше похоже не на нынешние христианские церкви или иудейские синагоги, а на нынешний ислам. Причём, не слишком прогрессивный ислам. И сейчас на Храмовой горе – где мечеть и где тысячи мусульман сходятся для молитвы и общения – так же собираются послушать того или иного проповедника. Мусульмане больше сохранили от архаики – включая готовность побить женщину камнями за грех.

Впрочем, не надо преувеличивать: до камней доходит в редчайших случаях. Законы, подобные смертной казни за супружескую измену, богохульство или неосторожное обращение с родителями, родились в момент, когда семья уже предпочитала быть наособицу от «общества», но ещё видели в обществе средство укрепления семьи.  Конечно, нормальный мужчина предпочитал изменщицу на мирской сход не волочь, но обстоятельства разные бывают…

В конце концов, эта архаика – далеко не архаика. Кое-где и по сей день предпочитают идти учиться «всем народом». Сосед пойдёт – и я пойду, а сосед не пойдёт, так и я с ним в пивной останусь. Так что Бог, поставивший целью не «общество» спасти, а человеков, находится в тупике – то есть, Он вроде бы в Храме, но служат тут не Ему, а своим страстям. Он говорит одному, но этот один заслоняется толпой, Он прощает грешницу – но из этого прощения умудряются выводить беспощадность. А что сложного? Фарисеи усовершенствовались: сами вроде бы каются, а бросать камни – науськивают других. И список, за что побивать камнями, сильно расширился, до эвтаназии и зачатия-в-пробирке включительно.  Впрочем, иногда фарисейство доходит до того, что человек искренне считает свою совесть чистой – как же, он ведь против Христа, напротив, за. А придёт Страшный Суд и скажет: «Ты был не за Меня, ты был вместо Меня…»

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова