Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 8, 13. Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно.

По согласованию №96. Фразы предыдущая - следующая.

В параллель к этому месту читается за православной литургией отрывок из Деяний, написанный, видимо, раньше. В этом отрывке апостол проповедует Иисуса из Назарета - не Иисуса Сына Божия. Впрочем, именно Иисуса из Назарета - не Иисуса сына Иосифа. Из такого оборота речи многое можно вывести.

Когда через пару минут иудеи говорят Иисусу: "Мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога" (Ио 8, 41), тут ведь оскорбление, намёк на то, что Иисус - незаконнорожденный, сын не Иосифа, а незнамо кого, и тут же - гордое объявление именно себя Сынами Божиими. Все иудеи - Сыны Божии, кроме одного-единственного, Иисуса. Потому что мать у него, конечно, еврейка, но вот отец... Не знали тогдашние евреи, как определять национальности, не читали они талмуда, извинить их может лишь его ненаписанность.

Исповедание первых апостолов ведь не о том, что Иисус - сын Божий, а о том, что Иисус - спасает. Вот это стул, на нём сидят, а вот Христос, Он сидит на стуле за столом, на котором едят, и предлагает нам отведать любви. Кто верует в Иисуса - не в то, что Он Сын Божий, а просто - кто верует в Иисуса, тот прощён, тот освобождён, тот вошёл в радость Божию.

Существование верующих в Иисуса, свидетелей Иисуса не имеет ни малейшей валидности для окружающих. Моя вера - доказательство лишь для меня. Иисус по-прежнему, как и две тысячи лет, имеет одного-единственного свидетеля, и это - Бог.

Пётр говорит о вере в Иисуса как о том, что преодолевает границы между религиями и народами. Кто любит Бога, кто обращён к Богу, тот и Божий. "Во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему".

Отпадение от Христа начинается, когда мы веруем в Христа как верующие, как ищущие истины, как надеющиеся на спасение. Вера в Иисуса начинается, когда мы прикасаемся к Богу и Бог прикасается к нам. Христианство есть вера не в будущее, а в прошлое, совершившееся. Не "ещё нет", а "уже да". Бог пришёл в Иисусе и уходить не собирается. Прошлое Христа и есть будущее христиан. Царство Божие и впереди, и позади, а мы лишь скользим на границе между прошлым и будущим Бога. Христианство начинается, когда заканчивается одиночество человека. Вот сейчас человек - один, а в следующее мгновение - рядом с нами Свидетель, Дух, Бог.

Правильно говорят предатели, правильно говорят грешники - между людьми нет почти никакой разницы. Вот чуть-чуть не туда ступи - и будешь Гитлер или Иуда. Чуть-чуть в другую сторону - и ты Эйнштейн. Разница до ужаса маленькая, и тем замечательнее, когда разница - в пользу добра. Бог встретил нас - и мы оказались в свете. Тут один судья живых и мёртвых - Иисус (Деян. 10, 42), в том и радость. Он показывает нам, как мы слабы - куда слабее, чем думаем - и благодаря этому откровению мы начинаем любить других людей не сверху вниз, а как равные. Мы начинаем прощать, потому что сами прощены. Иисус - бесконечное терпение, бесконечное милосердие, вот наше свидетельство о Христе. Мы - слабые свидетели об Иисусе, хотя иногда и такие нужны. Главное же наше свидетельство - что у Иисуса нет свидетелей, кроме Отца, но уж Отец у Него - есть! Традиционное такое монотеистическое свидетельство: один Бог, Отец Иисуса и всех, в Иисуса верующих, Иисусом прощённых и оправданных. С Иисусом мы можем не быть во мраке, можем не предавать, можем не грешить, как бы ни были сильны обстоятельства. Почти нет разницы между грехом и святостью - вот Иисус и проводит нас от греха к святости, от цинизма к надежде, переводит от "почти сатана" к "совсем святой".

1660.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова