Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 8, 34. Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха.

№96 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Аверинцев отмечал, что сирийский перевод Евангелия в силу родства сирийского языка с арамейским показывает: Иисус, как и все талантливые проповедники, использовал разнообразные приёмы, включая аллитерацию. Например, по-сирийски про грех звучит как эпиграмма:

"Кул де абед хетах

абда ху дехета".

Причина проста: "делать" - "абед", раб - "абд" (Аверинцев, 2004, 413). По-русски, наверное, можно сказать: "Работа на грех - греху и рабство".

Работа на грех всегда вдохновляется необходимостью защиты от греха. Враги теснят душу, надо немножечко автомата Калашникова, чтобы выжить... И вот вполне взрослые, солидные телом людям живут и делают - часто очень добрые дела - психологически держа руки за спиной, чтобы, если их шлёпнут, было не так больно. Так ведь страх не Божий, страх шлепка - это работа греху. Наш страх - их гипноз, как говорил кролик Фазиля Искандера. Более того, "их" не существует. Страхи и есть наши ахи. Конечно, нас могут и шлёпнуть, и пришлёпнуть, но что же тут страшного? Это явление природы, не более и не менее, предмет для изучения, для визита в страховую компанию, но не для страха. Ну, Ялта. Ну, смерть. Вот Бог - это страшно. Так Он как раз не убивает! Этим и страшно - такой... такой... да я бы на Его месте... А Он не убивает! Это что же Он такое задумал!!!

Царство Божие внутри, и враги человеческие внутри человека ("домашние"). Это не отменяет Ветхий Завет с его "спаси от врагов и, кстати, разбей головы младенцев их о камень", это преображает Ветхий Завет: младенчик - это ползающий (пока лишь ползающий) во мне и сосущий мой мозг грех, камень - Дух Божий...

Мы грешим, потому что обстоятельства вынуждают. Какие?! Бог - наше обстоятельство. Вот - суть откровения Аврааму, вот - радостный вопль бездомного странника: Бог - моя надежда, моя защита, мой шатёр, моё силовое поле. Вы с колесницами и ядерными бомбами, а я - с Богом!

Зло случается. Шит на вратах Цареграда, и тот случился, правда, один раз всего. Бывает, что нас и ударят. Ну и что? Мы же не кобыла - щёлкни в нос, махнёт хвостом. Нас ударят, мы - почешемся и вперёд. Как у Марк Твена в "Янки" один крестьянин ответил на вопрос о том, что должен сделать рыцарь, если под ним убьют лошадь: "Встать и почиститься". Не зачистить окружающее пространство огнемётом, а себя почистить! Вот она, мудрость-то народная.

Никто не может нас победить, потому что никто на нас и не нападает так, как мы сами на себя нападаем. Ростры-мы, а не люди - гордо носом боевым на других, а потом удивляемся, почему вдруг взрывы и ядра.

В православном богослужении как параллель к этому месту читается рассказ об ангеле, который вывел апостола Петра из темницы, из окружения шестнадцати тюремщиков. Почему вывел? Потому что Пётр был рабом Божиим, а не рабом страха. Это не означает, что всякого набожного человека Бог вытаскивает из тюрьмы, но набожного и трусливого - не вытащит. Страх парализует так, что ни один ангел не стронет нас с места. Надежда животворит - и тогда даже тюремщика иногда Бог делает ангелом для нас.

Человек - не столько тайна, сколько секрет. В детстве мы делали "секреты": закопаешь в землю кусочек фольги от конфеты, накроешь зелёным стёклышком, а потом раскапываешь - и какое чудо, когда заблестит! Раскопать наши страхи, расшвырять - и недалеко образ Божий в нас, он засияет и нас просветит.

Часто христиане озадачиваются Христом - Кто Он, что Он, что значит "спаситель", "мессия", "сын Божий". Вроде бы понятно, а - непонятно. Очень редко при этом озадачиваются Духом Божиим - тут кажется всё понятно. Но ведь лишь кажется! Наоборот, Христос - ясен, Он ведь человек, как все мы, а вот Дух Святой - тайна, тайна преображения человеческого, тайна победы над страхами, над неизбежным следствием страхов - поглуплением. Как Он, Дух может в нас дышать, в нас веру рождать и поддерживать? Абсолютно непонятно, потому что мы - не Дух, а лишь образ и подобие Духа. Непонятно, но радостно, непонятно, но приятно, непонятно, но факт. Я создал идола - грех, я выдул мыльный пузырь из своих страхов с мыльной водой пополам, а Дух - выдувает из меня страхи, лопается пузырь и человек раскрывается для жизни в огромном просторе веры, надежды и любви.

1661

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова