Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 8, 38. Я говорю то, что видел у Отца Моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего.

№96 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

 

В этой фразе симметрия между «видел/видели», но нарушение симметрии в «говорю/делаете». Иисус не противопоставляет Своих дел – делам противников, даже вообще делам людей. «Дела» Иисуса упоминаются в евангелиях часто, особенно у Иоанна, и эти дела – чудеса. Казалось бы – о, чудеса! Вот это дела дельные!! Но Иисус не придаёт им особого значения, - уж Он-то знает, что все чудеса мира не способны открыть человеку внутренние глаза. Слепого исцелить – нет проблем, это даже наука может, но чтобы человек прозревший физически ещё и душой прозрел… Иисус – не чудотворец так же, как Он – не мужчина: то есть, он и чудотворец, и мужчина, но интересен и важен не этим, чем и отличается от многих и многих. Иисус – Слово Божие. Иисус – Взгляд Божий. Он видит то, что говорит, и говорит то, что видит. Это уникально. «Дело» - настоящее Его дело – это Суд. Он Его не делает, потому что Божий Суд – это Божье Прощение. Бог простить готов, люди не готовы принять прощение и передавать прощение, умножая и разделяя его.

Вот с осуждением – другое дело. Это именно дело, не слово. Зло не любит слов, хотя по нужде и плодит их в адском количестве и качестве. Осуждение – это убийство, и Иисус говорит здесь именно о том, что Его убьют. Слова, предшествующие убийству, готовящие убийство – точнее, готовящие человека к превращению в убийцу – это не слова, это анти-слова, материя, притворившаяся словом.

В следующей фразе Иисус говорит о «делах Авраама». Значит, и человек может делать праведные дела?!  Не только созерцание, но и дела? Как сказать… Какие дела Авраама имеет в виду Иисус? Кроме готовности зарезать сына, Авраам, скажем прямо, не сделал ничего, что можно было бы рекомендовать современному человеку в качестве идеала святости (и сделал очень многое, за что его посадили бы в тюрьму всерьёз и надолго, хотя в древности хвалили). Единственное святое дело Авраама, благодаря которому он и стал отцом веры – острое духовное зрение. Он увидел в кустах барашка – и зарезал его вместо сына. А о чём Иисус говорит как об «увиденном у Отца»? Да всё о том же барашке! Вся проповедь – спасительная проповедь Спасителя – о том, что, подняв на ближнего нож или язык, надо посмотреть на Бога и посмотреть, что видит Бог. Бог видит возможность не зарезать, не оскорбить, не убить. Бог видит и барашка – Он Сам и послал этого Барашка. Более того, Бог видит, что не обязательно убивать этого барашка. Даже не нужно убивать!  Можно было не убивать! Так ведь «можно» - если видеть Бога, а если не видеть, как мы не видим, то не просто «можно», а нужно. Чтобы кого-то там спасти. Так вот – это враньё, самообман и самослепота. Барашек – от Бога, а желание зарезать барашка – от дьявола. Остановись, мгновенье, не режь барашка! Мгновенье, будь человеком!

Свободу видел Иисус у Отца – невидимую нам свободу прощения и любви. Эту свободу нельзя «сделать». Свободу, как и любовь, не делают, ею дышат, ею живут. Вот разгадка загадки о том, вера или дела важнее. Ни то, ни другое – свобода и любовь важны, остальное само собой творится. А если не творится – значит, мы не свободны и не любим так, как можем.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова