Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 10,15. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня.

№101 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

151 псалом необычен - он не сохранился на еврейском, только на греческом и сирийском, он не входит в канон. При этом греческий текст потерял несколько строчек, да так, что разрушился поэтический строй - знаменитый восточный параллелизм, да и в целом псалом стал суше и словно поглупел - Давид выглядит напыщенным прямолинейным гордецом. Сирийский же текст даёт полнокровный сюжет: Давид младший, но отец делает его повелителем овец. Овцы не могут прославлять Бога, зато Давид своей музыкой Бога прославляет. Тогда овцы хвалят Давида, а Бог награждает Давида помазанием. Давид побеждает иностранца, и Бог ставит его повелителем соотечественников. Последняя фраза - "поставил меня вождём всему народу и правителем для заключивших с Ним завет" - сохранилась только в рукописи псалма, обнаруженной среди свитков Мёртвого моря. Между тем, с литературной точки зрения, эта фраза - ударная, она закольцовывает стихотворение. Сперва - правитель стада, потом - правитель Израиля. Сперва Давид воздаёт славу Богу (в греческом переводе и эти слова выпали), затем Бог воздаёт славу Давиду, делая его победителем и царём. В эту круглую раму вставлена главная мысль: Бог избирает не тех, кто старше и сильнее, а тех, кто избирает Бога, пусть даже из нужды. Ведь быть пастухом вовсе не так уж почётно и хорошо. Это дело младшего. После трёх тысяч лет сравнения пастушества и пастырства, когда "пастырь" уже стало синонимом "начальник", нужно сильно напрячься, чтобы понять, что быть пастухом для Давида означало быть в самом низу семейной лестницы. Выше женщин, конечно, но женщины вообще не участвовали в конкуренции, которая пронизывает патриархальную жизнь намного сильнее, чем жизнь американских бизнесменов.

151 псалму не повезло, возможно, потому что он противоречил распространённому представлению о том, что природа прославляет своего Творца (Ис. 55, 12, Мих. 6, 1-2). Самое известное: "Небеса поведают славу Божию" (Пс. 18, 2). Бога прославляют - согласно Пс. 148,10 - "звери и всякий скот". Между тем, в полном варианте 151 псалма говорится именно о том, что животные и горы не прославляют Бога, Бога прославил Давид, потому что изготовил лиру - чего животные и горы делать не умеют. Человек оказывается, "человеком умелым", "человеком изготавливающим". Совсем по Энгельсу - взял палку и ходи, вот и стал из обезьяны человек (по Христу почти также: возьми постель свою и ходи). Только Давид берёт в руки не палку, а лиру. Это, безусловно, человечнее. Природа может лишь завидовать и хвалить человека. Это, действительно, поэтическая дерзость и новация: когда веками восхваляют природу за то, как она говорит с Богом, заявить: "Да ничего природа не умеет с Богом говорить, это я умею, потому что я умею изготовить лиру, а овца - нет". При этом, конечно, полезно помнить, что автор псалма мог считать, что Давид играл на струнном инструменте, изготовленном из черепа с рогами. Вот безотходное производство: шерсть на одежду, мясо на шашлык, рога на музыку.

Знал ли Иисус 151 псалом? А почему нет? Ко времени Иисуса этому псалму было уже довольно много веков. Так что, когда Иисус называет себя хорошим пастухом, надо и этот псалом включить в контекст. Во-первых, сравнивая Себя с пастухом (Ио 10), Иисус юродствует. Жил бы в наши дни - сравнил бы себя с дворником. Во-вторых, называя Своих последователей овцами, Он юморит. Не издевается, а именно юморит. Не надо видеть в образе "единого стада" только торжество организации, эдакую македонскую фалангу. Два стада овец, соединённые вместе, всё равно останутся хаотической, весело блеющей броуновской массой, не превратятся в подобие "легионеров Христа", "фаланги тёти Деи", "союза Михаила архангела" и прочих многочисленных стройнорядных христианских контор. В-третьих, Иисус побеждает не потому, что Он сильный и агрессивный, а потому что Он прославляет Бога. Наконец, не надо стесняться почаще прославлять Христа: как овцы славили Давида, потому что Давид для овец был куда ближе и понятнее Бога, там человек славит Иисуса, потому что Иисус куда ближе и понятнее Бога. Овцы не боялись, что Бог приревнует к Давиду, и люди напрасно боятся, что Бог приревнует к Иисусу - да и как приревновать к собственному Сыну, в каком-то очень определённом и точном смысле - к самому себе?

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова