Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 10, 32. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?

№101 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

 

За православным богослужением резкая отповедь Иисуса в адрес иудеев (10 глава Евангелия от Иоанна) читается вместе с рассказом о ссоре апостола Павла и Варнавы. Причём, это для нас привычно говорить «Павел и Варнава», а на самом деле «Варнава и Павел». Ведь именно Варнава поручился другим апостолам, что Павлу можно верить, несмотря на его активную борьбу с сектантами в прошлом (с точки зрения Павла до обращения христиане были именно сектантами). Теперь Варнава, в полном соответствии со своими принципами, заступается перед Павлом за Марка, который допустил промашку, но всё же не такую уж большую, мягко говоря, как в своё время допускал Павел. А Павел не хочет снизойти. Он тоже вполне верен своему характеру — резкому, бескомпромиссному, только раньше он эту резкость использовал против Христа, теперь — за. Что ж, Варнава не спорит и не отлучает, а отлучается — берёт Марка и на Кипр. Он уступает, он поступает более по-христиански чем Павел, как и подобает старшему и мудрейшему.

Иисус тоже ссорится с единоверцами, с теми, кто Ему близок. Они смотрят на него как на прелюбодея от религии, как на изменника. Он теперь на месте той блудницы, которую простил.

Иисус, конечно, иронизирует, говоря о том, что Его хотят побить камнями за доброе дело. Его хотят побить за дело гнусное — почему, собственно, и появляются камни: ты такой слизняк и гад, что руки об тебя пачкать противно, мы уж тебя камнями, камнями. Однако, если субъективно Иисуса хотят убить за богохульство, то объективно-то Его, действительно, ненавидят именно за доброе дело. За Царство Небесное, принесённое в царство земное. Принёс бы земное царство — поклонились бы и лизали сандалии.

Доброе дело Иисуса, неприемлемое для многих, это восстановление единства людей с Богом и, через Бога, друг с другом. Апостол Варнава заботился об этом же единстве. Собственно, и апостол Павел радел о единстве, и любят апостола Павла именно как проповедника единства, а казус с Марком это уж так... Замнём для милости...

Часто говорят, что современный человек имеет слишком много людей вокруг себя, что наша психология и физиология не рассчитаны на то, чтобы контактировать с сотнями людей, видеть тысячи лиц. Возможно, телесно это так, но человек ведь есть Дух Божий в обезьяньем теле, и духовно мы можем вместить бесконечность, которой так боимся телесно. Увы, иногда приходится разлучиться — как Варнава разлучается с Павлом, не проклиная его. Вот высшее проявление веры: расходиться так, чтобы сердце оставалось открытым, чтобы духом оставаться вместе и надеяться, что Бог соединит. Конечно, тот, с кем мы разошлись, может обиженно думать: ишь, лицемер! Разошлись так разошлись! Не надо лукавить! Ты можешь считать себя моим другом, но ведь это твоя проблема, твоя шизофрения, твоё лицемерие. Ничего мы не друзья!

В земной жизни так, а в Царство Божием иначе, в Царстве Божием бесконечность. В бесконечности невозможно расстаться, некуда убежать от другого, скрыться. Вот ад — конечен, и там можно забиться в тупик и скрыться ото всех. В бесконечности же рано или поздно каждый встретит каждого, ведь там нет пределов не только пространственных, но и временных. В Боге невозможно миновать другого, в Боге встречаешь всех и каждого, и начало этой встречи сегодня.

По проповеди в субботу 19 мая 2012 г.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова