Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


 

Ио. 11, 50 и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб.

№117 по согласованию.

Слова Каиафы в Ио. 11, 50 есть слова человека без национальности, человека, который порабощен властью. Иудей же древности рассудал иначе. Например, в Мишне (Санхедрин 4,5) говорится: “...Потому и был вначале создан один-единственный Адам [и от него одного пошел весь род человеческий], чтобы ты понял, что к губящему одного человека. Писание относится, как если бы он погубил целый мир, а к спасающему одного человека Писание относится как если бы он спас целый мир... Человек чеканит монеты одним чеканом, и все они похожи друг на друга, а Царь царей, Пресвятой, благословен Он, чеканит каждого [рождающегося человека] чеканом первого Адама и ни один из них не похож на другого. Поэтому каждый человек должен говорить: “мир создан ради меня” (цит. по статье Флуссера). Одновременно мудрецы Талмуда выступали против смертной казни как против поругания Бога, Его образа Божия в человека. На первый взгляд, один аргумент противоречит другому: как личность каждый отличается от другого, но не могут отличающиеся друг от друга люди походить одновременно на Единого Бога. Если две чашки непохоже друг на друга, то они обе не могут быть похожи на третью чашку. Но противоречия нет, если понять, что Бог (и Его образ) не чаша, и даже не вода, наполняющая чаши, а Творец и чаш, и воды.

24.11.2002


В ХХ веке в Церкви случился раскол. Одни христиане выступили против тоталитаризма, другие промолчали. В России молчали о большевистских преступлениях и сотрудничали с большевиками (таких несогласные назвали "сергианами"). Оправдывали это тем, что, уступив в одном, не протестуя против закрытия тридцати тысяч храмов, удалось сохранить открытыми пять тысяч. Но ярче ту же мысль выразил, конечно, профессиональный литератор. Английский писатель Ивлин в своем романе "Меч чести" вложил в уста Ги Кручбека реплику в защиту договора Папы с Муссолини: "Когда ты говоришь о Латеранском договоре, ты хоть подумал, сколько душ благодаря ему удалось спасти, скольким удалось дать последнее причастие? Сколько детей удалось вырастить в вере, когда они могли жить в неведении о Боге? Количественные критерии тут непригодны. Если хотя бы одна душа была спасена, это вполне оправдывает любую "потерю лица". Это ведь изящно вывернутая фраза Каиафы, оправдывающая убийство Христа: "Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб" (Ио. 11,50). Примечательно внутреннее противоречие: сперва человек напирает именно на количество спасенных благодаря предательству, а затем - на то, что количество не имеет значения. Понятно, что этот аргумент слишком слаб, потому что он слишком силен: так ведь можно оправдать любой раскол, любое преступление, любое предательство. Всегда найдется кто-то, кто нечто выиграл от нашего греха. Просто потому, что рядом с предателем всегда действует Бог, обрезая последствия предательства.

3.2.2002

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова