Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

 

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио. 14, 24. "Нелюбящий Меня не соблюдает слов Моих; слово же, которое вы слышите, не есть Мое, но пославшего Меня Отца".

№146 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Если слова Иисуса - не слова Иисуса, а слова Отца, то зачем Он вообще нужен? Посредник, промежуточное звено, избыточное звено... Посредник вообще подозрительное явление, вроде банкира - берёт у владельца "Жигулей", передаёт владельцу "Запорожца", и при этом у самого образуется "Мерседес". Что, без Иисуса "не убий" другая?

Конечно. Ключевым является слово "пославшим". В отличие от банкира, который сидит в недоступных для клиентов хоромах, Иисус - в движении. Можно было бы сравнить его с почтальоном, но почтальон пришёл и ушёл, не поздоровавшись, не попрощавшись, остался незнакомцем. Будет другой почтальон - а какая разница! Так и рассуждает всеядная религиозность. Почтальные Божии разные, а Бог один.

Только вот жизнь - это и не сидение дома, когда неважно, когда приходит почтальон, она и не посещение банка, магазина, пляжа. Я сижу, кто-то пришёл, я получил от него что-то, он ушёл. Я пошёл к кому-то, получил от него что-то, ушёл. В сухом остатке одиночество, то есть, вовсе не жизнь, а смерть. Жизнь - это движение, а для верующего жизнь - это движение из точки А в бесконечность, идеже несть ни точки, ни многоточия, но вечное движение. Вечный двигатель при этом совершенно бессмысленная идея, потому что вечный двигатель уже есть и это Дух Божий. Он - движет человеком. А вечный двигатель для мотора - это мелкая, техническая задача; ну, изобретут двигатель, на котором я без дозаправки доеду от колыбели до крематория. Я умру, двигатель останется и будет работать, - вот радость-то.

Слова Божии - о движении жизни. Это не набор запретов, которые выполнишь - и можешь сидеть сиднем, уставившись в телевизор и потягивая пиво. Иисус - не почтальон и не банкир, Он - эталон движения. Определяющие черты Бога - с точки зрения чистого разума - что Бог не движется, не имеет внешности, выше этики, не может умереть и т.п. Вот для таких чистых разумов с холодными сердцами, нечистыми мыслями и грязными руками и явлен Бог-движение, Бог-Лицо, Бог-любовь, Бог умерший. Что Он ещё и воскрес, меркнет на фоне того, что Он родился, был виден, гулял с нами, учил. Если бы Бог не воскрес, это было бы интересно, но Иисус воскрес - и интересно не воскресение (и оно, строго говоря, не является предметом христианской веры, как и вера в Бога), а интересен Воскресший. Воскресение заставляет по-новому смотреть на жизнь Воскресшего и, главное, по-новому понимать Его слова. Любой человек - слово, которое зазвучало в рождении и стихло в смерти. Иисус - Слово, которое зазвучало до рождения и не стихло в смерти. Это слово можно "соблюдать", "выполнять", как можно выполнять слова инструктора в походе. Он идёт рядом и говорит: "Теперь сворачиваем налево". "Туда не идём". "Теперь привал". "А я для себя припас две воблы и буханку орловского, но берите, ешьте, я не хочу". Если бы инструктор только говорил или только шёл рядом, он был бы не инструктор. Инструктора надо слушаться, но любить не обязательно? Так и жизнь всё-таки не поход из точки А в точку Б, а, как и было сказано, бесконечность, а в бесконечном пути инструктор, наставник, учитель должен совпадать с тем, кто любит нас и кого мы любим, иначе он - надсмотрщик и рабовладелец.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова