Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио, 15, 24. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего.

№146 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Иисус, кажется, с ума сошел: говорит о ком-то, кто Его ненавидит (Ио. 15, 24). Ну как можно было ненавидеть Иисуса? Да, Его стремились убить - но "ничего личного", безо всякой ненависти, а просто ради спасения малых сих, чтобы слепые не свалились в пропасть, чтобы не погибли тысячи и т.п. Уверен, спроси Каиафу - он любил Иисуса, любил, а не "ненавидел". Любил, потому и убил. Страшно, что про многих, кто считает себя последователем Христа, любящим Его, вдруг Господь скажет: "Вы ненавидели меня?" Вдруг Он это скажет про всех, кто видел Его чудеса - кто видел в мире свет, кто видел норму, кто видел благородство, кто видел, что жизнь не исчерпывается смертью - и все-таки остался приверженцем смерти, насилия, мрака? А уж таких немало - любящих Христа, но не любящих полагаться на чудеса Христовы.

*

На русском перекликаются "видели" и "возненавидели". В греческом (и в еврейском) такой переклички нет, но смысл присутствует. "Гнушаться", "отворачиваться", - всё это связано с нежеланием видеть. Человек морщится, жмурится при виде чего-то неаппетитного. В пределе - забросать камнями. Будущий апостол Павел смотрел, как забрасывают камнями христиан - но можно ли сказать "смотрел", если он наблюдал именно за тем, как исчез возможность видеть христиан? А потом Савл видит Христа - причём он видит, хотя слепнет, видит только Христа, а окружающие не видят, только слышат.

Это болезнь - видеть только Христа, а если Христос ушёл, то ничего не видеть? Во всяком случае, к Павлу Бог посылает Ананию, чтобы тот дал Павлу зрение - и с глаз Павла словно счищается чешуя. Теперь он видит мир, но любит он мир или Христа? Христа. Быть верующим означает быть инаковидящим. Видит верующий во Христа то же, что видит гнушающийся Христом. Но в разном свете. Дух Святой ведь схож с огнём не только тем, что греет. В свете Духа всё иначе. Не "наоборот", а - иначе.

Какие, собственно, "дела" сотворил Иисус? Уникальные, неповторимые? Вообще-то никаких, кроме Себя. Тело Иисуса - тело как цельность, цело-купность, вот дело Иисуса. Именно эта телесность страшно соблазняет. Евангелие от Иоанна часто оказывается на грани того, чтобы тело поставить ниже духа, но именно - на грани, и только для того, чтобы тут же вознести тело выше, чем его ставят солдаты или спортсмены. Тело человека - не для победы, оно само - победа, победа Духа, победа не через уничтожение, а через преображение.

Как легко вернуться в животное, бездуховное состояние, видно из лёгкости, с которой люди объясняют ненависть к себе окружающих тем, что окружающие малодуховны. Недурно сначала проверить - может, нас за грехи ненавидят? За реальные грехи, а не за мнимую праведность? Всякая селёдка рыба, но не всякая рыба селёдка. Всякий святой ненавидим, но не всякий, кто ненавидим, - святой. Более того: сегодня, благодаря неустанным усилиям миллионов христиан в течение тысяч лет, самого Христа часто ненавидят разумно - ненавидят всю ту фальшь, которой так облепили образ Христа, что уже без Духа Святого и не разобрать.

Когда человек действительно исполнен Духа, он не будет говорить о том, что мир во зле лежит, что мир ненавидит Бога. В устах человеческих это, абсолютно справедливое утверждение Господа Иисуса Христа, так же неуместно как семисвечник с лампадами внутри электрической лампочки. Каждому своё - Христу настоящий крест и обличения, нам - нательные крестики и самообличения.

1503

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова