Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио 17, 1 После сих слов Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, 2так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную.

№146 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

Поднять глаза или опустить глаза, воздеть руки или опуститься на колени, - всё равно. Главное - нарушить норму, когда стоишь прямо и смотришь прямо. Достоинство человека в способности быть ненормальным, потому что "человек" есть нарушение биологической нормы Духом Божиим.

Быть верующим не означает обращаться к Богу. Быть верующим означает сознавать, что ты недостоин обращаться к Богу. Иисус подымает глаза к Отцу, Иисус рассказывает притчу о мытаре, который не смел поднять глаза, ибо считал себя недостойным (Лк. 18, 13).

Какую же нужно иметь учёную степень, какую мудрость, какую любовь, чтобы быть достойным обращаться к Богу? Никаких! Просто быть человеком. Покаяние и есть признание себя недочеловеком - себя, не других. Мы других упрекаем, конечно, для их же блага, для их спасения, но тем самым отдаляем спасение и от них, и - ещё капитальнее - от себя. Мы учим - и поэтому разучиваемся быть. Иисус, конечно, учил, но шли за Ним - и идут за Ним - не поэтому. И в Его эпоху было много учителей, раввинов, но шли именно за Ним, потому что Он исцелял, Он прощал - и на каждое Его поучение и на каждый Его упрёк приходилось несколько исцелений. У нас же наоборот - на одно исцеление тысяча поучений. Вот нас и обходят за версту. А к Иисусу - шли, и распяли Его, а не нас.

Поднять глаза означает увидеть. Когда мы смотрим прямо перед собой, мы слепы, и философия ехидно констатирует это вопросом: "Откуда ты знаешь, что то, что ты видишь, есть действильность?" Мы слепы, пока мы руководствуемся лишь физическим светом. Мы прозреваем, когда нас ослепляет Дух. В чём то нестерпимое сияние - слава - которым Иисус высветляет Отца? Поплевал, сделал кашу-малашу, исцелил слепого. Но больше всего в том, что, когда пот и кровь заливали Его глаза, Его лицо на кресте, Он не видел возможности позвать Отца для отпора, для мести - а только для прощения.

"Прославиться" означает "проявиться". Иисус проявляется в нас, когда мы прощаем, Отец проявляется в Иисусе, когда Он прощает. Лицо человек прославлено и сияет, когда он любит - даже, точнее, когда он влюблён, когда он только загорелся. Любить означает не предать это первое сияние. Оно угаснет, будут ссоры, будет мрачно на сердце, но это - не предательство, а предательство - сказать, что сияние обман, эпизод, а реальность - это тьма.

Любовь сама светится и другим сияет. Любовь ясно видит, что за опасностями таится счастье, и надо не засесть в окоп, не бомбить опасности, а пройти сквозь них как сквозь воды Красного моря. Ненавидящий видит вполне реальный мрак, только дальше мрака не видит.

Иисус любит и потому проходит не только через смерть, но и через умирание, через одиночество. Рядом с крестом стоят мать, ученики, но умирает Иисус, как и всякий человек, один. Разница та, что Иисус умирает в одиночестве, потому что Его убивают. Не убивали бы - не умер. Мы же умираем в одиночестве задолго до смерти. Наши глаза залепляет не кровавый пот, а ярость, подозрительность, недовольство ближними. Мы одиноки, потому что пытаемся утвердить себя над другими, явить им славу Божию. Не об этом надо молиться, а о том, чтобы Господь дал нам поднять глаза над землёй. Иначе Страшный суд будет для нас как для тараканов появление человека: зажёгся свет и прыснули все по тёмным щелям ада. Как бы и нам при встрече с Богом не забиться в свою уютненькую щель. Лучше боль в глазах от Света Божия, чем безболезненность мрака.

1669

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова