Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 19, 34 но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода

№126 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

 

Существует большая статья отца Сергия Булгакова, опубликованная в 1932 году, целиком посвящённая этой фразе, ей одной. Статья называется величественно - "Святой Грааль". Отец Сергий был не столько декадентом (как Флоренский), сколько романтиком, к тому же влюблён он был в русский народ - отсюда в статье выспренняя фраза:

"Эту дивную, эту святую, эту страшную и странную, эту спасающую мысль тебе я посвящаю, страдающий народ русский, потому что ты не один в твоих страданиях, с тобою страждет Христос, живущий в тебе. Твоя Голгофа есть Его Голгофа, с твоею кровию изливается Его кровь. В этом тайна твоего страдания, и смысл, и оправдание, потому что человеческое страдание есть и страдание Христово".

Это, конечно, умилительно, но это ведь не так. То есть, конечно, всякое человеческое страдание есть и страдание Христово, но страдание не делится на русское и немецкое, еврейское и французское. Нету никакого "русского народа" - как и любого другого. В 1932 году, во время настоящего "Большого террора"(в отличие от крохотного террора 1937 года, о котором ленинисты разрешают вспоминать и его увековечивать) одни люди убивали других - и палачи, и жертвы принадлежали к этой фикции, "народ", "русский народ". Христос страдает и в Гитлере, когда тот стреляется, и в детях Геббельса, и в Геббельсе. В том-то и кошмар страдания, что оно само по себе не спасает. Страдание Христово спасает не потому, что страдание, а потому, что Христово. Впрочем, Булгаков и сам делает оговорку - мол, свято лишь то страдание, которое на пути к воскресению. Но это ведь пустая отговорка, потому что"путь к воскресению" - это слишком расплывчато. Умирающий ребёнок страдает - это на пути к воскресению? Ребёнок Геббельса, разумеется? Все на пути к воскресению, в том-то и драма человечества и трагедия Творца человечества.

Тем не менее, мысль отца Сергия, если очистить её от шелухи, очень проста и красива. Не надо искать чаши Святого Грааля. Весь мир - Святой Грааль. Кровь Христова, упавшая на землю, никуда не исчезла. Перефразируя гоголевского Пасечника, "тому нечего Грааль искать, у кого Грааль под ногами". Мы всё норовим обособить Спасителя, чтобы Его можно было обхватить руками, понести, поклониться Ему. А как поклониться земному шару, который всегда - под нами?

Отсюда и вторая мысль отца Сергия - а в одной статье, в одной книге две мысли это безумно много, в большинстве текстов ни одной мысли не содержится - что Христос действительно "посреди нас". Его Вознесение нимало не отменяет того, что Он на земле:

"Пребывание Христа на небесах не является препятствием для пребывания Христа и в мире ... с Христовым человечеством в мире живет вознесшийся Христос. Эта жизнь Христа в человечестве («живу не к тому аз, но живет во мне Христос») есть Церковь, тело Христово. ... Вознесение означает не столько удаление Христа от мира, — что соответствовало бы полному Его развоплощению (такая мысль составляла бы злейшую ересь), — сколько прославление Его человеческого естества до полного обожения и одесную Отца седения".

Когда Евангелие говорит, что все народы увидят Сына Человеческого (Мф. 24, 30), надо вспомнить, что "увидеть" - это не физиология только, но психология. "Имеете очи видеть, и не видите". Когда сейчас для детей изготавливают пособия - формируют из линз такое устройство, которое дает возможность "поглядеть на мир глазами лошади" - это ведь неверно. Мы же не знаем, как мозг лошади обрабатывает поступающие оптические сигналы. Вполне вероятно, что видит она, в конечном счёте, так же, как и мы. Можно не видеть то, что перед глазами, если ты не готов видеть.

Кому не случалось долго искать потерявшуюся вещь, а потом обнаруживать, что она "лежит на самом видном месте"? Это и есть гибель - не видеть самого видного. Спасение - не в том, чтобы по ту сторону видимого обнаружить Бога, а в том, чтобы увидеть Невидимого там, где Его не должно быть, где Его не может быть - и всё-таки Он есть, и Он любит, и Он ведёт.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова