Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги

Ио. 20, 8 "Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал".

№168 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

 

От хорошего вина бывает послевкусие, от хорошего чуда бывает послечудие. Что значит "хорошее чудо", разве бывают дурные чуды? Сколько угодно! Распятие Иисуса - абсолютно противоестественное событие, то есть, сатанинское чудо, как и убийство любого человека. Иуды творят чуды, небеса творят чудеса.

От дурных чуд сплошная головная боль, как от "винных напитков", продающихся в винных отделах российских магазинов. Это неизбежная головная боль. От чуда послечудия может и не быть - это же чудо, оно от Бога, а Бог никого не насилует. И очень многие евангельские чудеса не сопровождались послечудием. Например, брак в Кане Галилейской. Удивительно, как много людей пытаются укрепить свою семейную жизнь лозунгом "мы хотим как в Кане!". Иисус превратил воду в вино, но нигде не сказано, что молодожены это заметили и что их брак был лучше прочих.

Все эти прозревшие, выздоровевшие, запрыгавшие и забегавшие - куда они пошли? что делали? сами кому-нибудь помогли, в свою очередь? Господь спрашивал "веруешь ли" перед чудом, но не всегда. Иногда исцелял и неверующих, исцелял в поучение другим - но приходила ли вера к самим исцелевшим? Мы не знаем. Мы знаем, что евангелист Иоанн подчеркнул: я уверовал, войдя в пустую гробницу.

Между прочим, совершенно иррациональное уверование. Гробница пуста, но этому могло быть (и по сей день может быть) десятки разных объяснений помимо воскресения. Вера и есть главное послечудие. Сомнения и разочарования наступают, когда верующий перестает видеть чудеса в своей жизни, а уж если видит одни злые чуды, тогда вообще ой.

Рассказ Иоанна - не рассказ свидетеля, который объясняется с подоспевшим полицейским. Это рассказ человека, который уже не один десяток лет проповедует Христа Воскресшего. Эмоциональная память о том прохладном утре давно испарилась, и он бы не смог, наверное, даже показать точно, где находилась гробница и как лежали пелены. Но это рассказ человека, у которого из чуда Воскресения выросло раскидистое и плодотворящее послечудие, в тени которого могут отдохнуть сотни и тысячи людей, и который добросовестно пытается (о, всего лишь пытается, конечно!) показать, откуда растет новая жизнь, из какой пустоты, из какого мрака и из какой радости.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова