Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 20 18 Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, [что] видела Господа и [что] Он это сказал ей.

Мк. 16, 10-11 Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; 11 но они, услышав, что Он жив и она видела Его, - не поверили. См. подробнее о проблеме Эпилога Евангелия от Марка.

№168 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

С одной стороны, каждому верить с первой минуты означает никому не верить более минуты. С другой стороны, никому не верить хотя бы на минуту - потерять возможность всякой веры. Цинизм легко переходить в конформизм. Ученик Магдалине бы поверил, ученики верят друг другу. Конформизм плача и рыдания - а проще сказать, патология показухи. Друг перед другом плачем, друг перед другом молимся, другом перед другом веруем. Или не веруем - Фома-то, может, и не полез бы тыкать в Иисуса пальцами, если бы наедине встретились, а так, прилюдно, покрасоваться своим скепсисом, особенно, потому что уверен - да Он, Он, ураура, славатебегосподи!

Бывает холодный скепсис рассудка, но ведь ученики-то в жару скорби. У них не скепсис, желающий доказательств, у них - желание скорбеть причём сообща. Групповое скорбление. Источник рабства и глупости. Приходишь к единоверцам, которые под покровом патриархов-стукачей, епископов-гитлерюгендовцев и пасторов-парткомовцев что-то там делают, то ли изнутри разлагая, то ли изнутри преображая, и говоришь: "Друзья, хорошие новости: вокруг мертвечина и ложь, а Христос воскрес! Можно не врать, можно говорить правду - Он поможет! Не надо шептаться вполголоса - мы не на кладбище, мы на пиршестве живого Бога!" В ответ в лучшем случае "не поверили", а в худшем (наиболее распространённом) - агрессия: "Ах ты предатель, радикал, экстремист, живёшь в мире эгоистических фантазий и нас хочешь туда из реала утащить". И громко, чтобы начальство слышало: "Вокруг вечная жизнь и каноническое животворящее и правдоговорящее христианство, а Христос воскрес, да весь вышел, оставив вместо себя..." Любопытно, что способность говорить правду и не бояться у этих людей есть и была, и проявлялась. Если их сейчас атеисты возьмут за шкирку и на эшафот, они героически умрут за свою веру. Не все, но многие - больше, чем решишься предположить, и не те, на кого поставил бы как на героя. Слёзы высыхают и появляется свет разума в глазах. На этом зло и ловит молодцов: удавочку ослабить, чтобы казалось, будто она не смертельная, так тянуть, тянуть... Они думают, что они изнутри систему разлагают-преображают, а система уже давно их снаружи так преобразила, что никаких трёх шестёрок не надо.

Мария, впрочем, не ругается. Евангелист, во всяком случае, ничего не упоминает о том, как она себя повела. Но это можно представить: ей-то что? она же знает, что Иисус воскрес! Живёт с этим знанием и по этому знанию, и ждёт, когда Воскресший достучится до этих охламонов - или, если те не пожелают отворить (а не пожелали) - пройдёт к ним сквозь запертые двери. Этой жизнью и этим ожиданием реально увидевшие Иисуса люди и отличаются от тех, кто просто сбежал от фанатиков во мрак своих иллюзий и оттуда плюётся аки змий.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова