Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 1, 17 и предъидет пред Ним в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный

№4 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

См. Мадзинги, 2009 о цитате из Малахии тут.

- предыдет - дабы представить - в переводе на древнеевр. обнаруживается каламбур: “лифне” - “лифнот”.

*

Бог повторяет собственные слова из книги пророка Малахии: "Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием". Оказывается, кроме явления Мессии во славе и явления Мессии в бесславии был ещё и третий вариант - явление Мессии в гневе. Один российский литератор в 1950-е годы считал необходимым вычеркнуть из Евангелия все грозные и суровые слова Иисуса как несовместимые с Его добротой. Но Евангелие - благая весть не потому, что Иисус не может разгневаться и стереть человечество с лица земли, а потому, что Иисус может и должен разгневаться и стереть, но не делает этого. Не делает не потому, что ужасно добрый (доброта, которая бы жалела палачей в ущерб жертвам, была бы ужасна) - а потому, что мир оказываеся подготовленным к его встрече. Благодаря проповеди Иоанна хотя бы на крошечном участке земли, в крошечном количестве душ появляется атмосфера, в которой Иисуса могут хоть немного если не понять, то принять.

Для древнего еврея война - это прежде всего война поколений. Легендарный расцвет Израиля при Соломоне - это расцвет борьбы за власть между отцом и сыновьями. Но спустя тысячу лет дело обстоит иначе, и не только потому, что царевичи научились ждать, пока помрут цари, а потому, что люди стали свободнее от обаяния царской власти. Каждый стал чуть более царём, чуть менее - подданным. Разумеется, при этом все проблемы самодержавности спустились вниз, вошли в каждый дом. Иисусу часто придётся говорить о том, как решать семейные конфликты - и далеко не всегда Он отдаёт предпочтение тупой покорности родителям. В этой фразе, на первый взгляд, одно и то же сказано дважды. "Дети" соответствуют "непокорным", а "сердца отцов" - "мыслям праведных". Впрочем, если вспомнить Малахию, возможно другое объяснение: Бог не считает, что виноваты лишь дети. В прощении нуждаются обе стороны. "Непокорный" означает здесь не подростковый бунт против родителей, а несоблюдение воли Божией. Но отцы чаще бунтуют против Бога уже потому, что у них больше возможностей для бунта.

Подросток бунтует против Бога, потому что видит в Боге родного отца. Цыплёнок, разбивающий скорлупу, думает, что скорлупа - это купол небес, но ведь от его ударов небеса не страдают. Отцы бунтуют против Бога, когда угнетают окружающих и пытаются заменить им Бога. Тут Бог страдает и за окружающих, и за гордеца. Бунтующий юноша непокорен отцу земному, тиран - великий или домашний - непокорен Отцу Небесному. Поэтому эти слова толкуют и так нужно. "чтобы религиозные идеи, распространённые среди молодёжи, завоевали сердца старшего поколения" (Цанн и Грюндман). "Образ мыслей" - это не "софия", а "фронисис", это не возрастная мудрость, а понимание. Это понимание часто и даже обычно - удел молодых. Мировые религии не старики основывали.

*

Слова о "духе Илии" многими понимались как проявление веры в переселение души. Конечно, евангелист не имел в виду ничего подобного. Слово "дух", когда оно соединено с чьим-либо именем, означает в греческом языке дух божественный, которым был обуян человек. В русском языке "дух Илии" понимается скорее как "душа Илии", что уж и вовсе неверно. Поэтому лучше не пожалеть бумаги и писать: "Исполненный такой же мощи и силы духа, как и Илия". "Сила" ("динамис") - почти синоним "духа". Так на русском можно сказать и "смелость и мужество", и "смелость мужества".

Важнее, что верующим в перевоплощение, это безразлично. Ведь сама вера в переселение души подразумевает безразличие к истине тела, нечувствие тела, которое превращается в подобие лотерейного билета. Влюбленный, говоря девушке, что она - газель, чувствует прямо наоборот, для него тело девушки неотделимо от ее личности (и он может познать личность через тело), он не согласится назвать и душу девушки - душой газели. Любовь к человеку есть выделение человека как уникума. Крайности сходятся: и такая уверенность в уникальности человека позволяет назвать его чужим именем, позволяет сравнить с Илией, с быком, понимая, что речь идет именно о сравнении, а не о тождестве. Но и полная уверенность в том, что человек не уникален, что душа останется душой, даже если ее лишить памяти, ведет к такому же использованию языка: человека называют чужим именем, только уже не от любви и не шутя, а от страха (страха смерти, например) и всерьез. Между тем, способность человека оставаться собой и одновременно принимать в себя "духа Илии" - то есть, если говорить без обиняков, Духа Божия, ибо никакого другого духа у Илии как пророка не было - и делает жизнь счастьем. Человек есть единственное создание, способное ловить Дух Божий как парус ловит ветер, и при этом оставаться самим собой. Увы, человек способен поймать Дух Божий как ловит ветер флюгер - и тогда движения не происходит, хотя окружающим и может выйти маленькая польза. А может человек поймать Дух как валенок может поймать ветер, если его подставить под напор воздуха - только валенок погасит ветер и останется валенком. Но пыжиться будет, как не пыжится парус, и будет считать, что все несет в себе Духа, когда давно уже несет в себе лишь кислый запах грязи и пота. Об этом и предупреждал Предтеча, призывая к покаянию: перестать быть валенком и стать парусом.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова