Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 1, 42 и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!

№5 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Евангелист Лука делает коллаж из гимнов Исхода, вкладывает эту сборную солянку в уста своих героинь. Он хочет, чтобы читатель узнавал оригинал и сосредотачивался на особенностях вариации. А особенности велики, но специфичны. Там воинственные еврейские валькирии радуются избавлению от египтян, тут две домашние птички воспевают собственную беременность. Слова те же, мелодии разные. Как если бы «вставай, страна огромная, вставай на смертный бой» запеть на мелодию «В лесу родилась ёлочка». Очень хорошо поётся! Значительно осмысленнее получается!!

* * *

Идея благословенности противоречит идее, лежащей в основе современного миропонимания - идее уникальности личности. Каждая личность благословенна по своему. Сравнения кощунственны. Можно назвать это полиандризмом - вере в то, что люди прекрасны и существенны в своём многообразии и через многообразие. Полиандризм противостоит политеизму. Единобожие убивает многобожие, но открывает многочеловечность.

Благословение же исходит из того, что Бог одаривает всех по-разному не качественно, а количественно. Это даже не вера, это констатация факта - всякому очевидно, что среди людей выделяются симпатичные, обаятельные, "Иосифы Прекрасные".

Очам видно, между прочим, что Солнце вращается вокруг земли. Очи не соглашаются с тем, что кто вокруг чего вращается - дело условное, вопрос точки отсчёта. Глаза настаивают: именно Солнце именно вокруг земли. Конечно, в современном мире приходится идти на временный компромисс и что-то там говорить про точку отсчёта, но это мера вынужденная. Если глазам не верить, то чему ж верить?

Так и в Бога можно веру потерять - ведь глаза ясно свидетельствуют, что Бог невидим, хотя и есть. Потеря веры начинается с того, что богословы начинают доказывать, что Бог всё-таки видим - ну, немножечко, в высшем, интеллектуальном и аскетическом смысле. А заканчивают тем, что не верить нельзя... Ну, если не верить нельзя, значит нельзя верить...

Рождение Бога в мир есть переход, исход Невидимого в видимого. Мария благословенна и ребёнок её благословен не потому, что она лучше других матерей, а Иисус лучше других младенцев. Хотя от Елисаветы требовалось колоссальное усилие, чтобы так сказать - да без Духа и не сказала бы. Умилетелен только свой ребёнок, он хорошо пахнет, а чужому ребёнку умиляются разве что в крайнем случае, коли действительно благословен.

Иисусу грешно умиляться. Он чудесен не тем, что красив и обаятелен - вопреки тому, что столетиями изображают на рождественских картинках. Вон, кот Бегемот обаятельный. Иисус - настоящий. Мария - настоящая. Они целиком присутствуют в собственной жизни. Только настоящее это особого рода. Бывает настоящее, которое вырастает из прошлого, развивается, творится. Оно закономерно. Настоящее-существование. Бывает настоящее как прорыв - такова настоящая любовь. Настоящее без прошлого, настоящее-вечное. Настоящее Иисуса и Марии потому благословенно, что оно - прорыв, не стоящее ни на чём чудо. Мария рождает, "не зная мужа" - и всё же соглашается родить. Что это чудо, мужчине объяснить невозможно, а женщину ненужно. Иисус рождается, зная всё - и все же рождается.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова