Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 1, 60 На это мать его сказала: нет, а назвать его Иоанном.

№8 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

С именами в Евангелии всё время странности: то необычное имя дадут, то переименуют. Елизавета называет ребёнка Иоанном, а не Захарией, как все ожидают, и это обозначает то, о чём евангелист Иоанн скажет: где Иисус, там рождение не от семени и крови, а от Духа. Тут имена даются не в честь отца по плоти. Имя из символа семейного единства превращается - нет, не в символ индивидуальности человека, а в символ его принадлежности к Семье Иной.

Евангелист Лука подчёркивает сходство между Иоанном Предтечей и Иисусом, употребляя одинаковые обороты речи в рассказе о рождении и одного, и другого. Он это делает с тем большей силой, что в истории Христа нет ни малейшего привкуса клановости, семейности, родственности. Клановость как противостояние злу через сплочённость родственников и друзей есть суть Востока, суть архаики. Личность взвешена и найдена слишком лёгкой, слишком ненадёжной. Личные свойства и заслуги - великое дело, но непрактичное. Лучше сто друзей, чем один гений. Дружба завязывается не по благодати, не по естеству, а по нужде. В родственных связях, в крови и семени ищут защиту от предательства. Иисус, между тем, вовсе не озабочен проблемой предательства. Она для него двумерная и вторичная, как и проблема смерти. Первична проблема свободы и любви. Страх смерти вкладывает свободу в клановость и живёт на проценты.

Иисус и Иоанн непохожи до полярности. Это побуждает чрезмерно быстрых разумом толкователей полагать, что Евангелие лжёт: либо Предтеча не так уж был близок к Иисусу, как описано, либо Иисус был не так далёк от Предтечи. Либо один не верил в мессианство другого, либо другой не считал себя мессией.

Непохожесть этих двоих и есть признак их единства - единства в той семье, где Отец - Небесный. Эта Семья, иначе называемая Царством Небесным, не есть средство спасения, а есть результат спасения. В ней объединяются не для того, чтобы уцелеть, в ней объединяются те, кому "уцелеть", "выжить" - не главное. Эта Семья не обогащается за чужой счёт, не спасает одних, отправляя других в ад. Спасутся все - как, это вопрос к Главе Семьи. Только "спасутся" не главное. Вытащить утопающего для Творца океана - дело нехитрое. Сделать ему искусственное дыхание Своим Духом - аналогично. Невероятное же - как из людей земли, хоть грешных, хоть святых, станут люди неба, это всё равно представить, будучи на земле, нельзя. Человеку легче представить безграничную вселенную, чем семью без границ. Так и не нужно представлять, нужно войти в эту семью.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова