Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

 

Лк. 2, 16 "И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях".

№12 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

Чем пастух отличается от овцы? Пастух способен перестать быть пастухом, овца не может перестать быть овцой. Поэтому христианин - овца Христова - вечно искушается стать пастырем. Поруководить - сама суть грехопадения. Пока руководишь, Мария с Иосифом уже будут в Египте. Истинный пастух знает, что иногда стадо можно и нужно бросить. Иисус ведь формально бросает Своё стадо, когда не бежит из Иерусалима прочь, подальше от креста, да и когда возносится.

Поспешность уместна только при ловле блох, как любила говорить моя тётя Гита из Коломны, в войну командовавшая взводом разведчиков (да, она была еврейка, но с немцами воевала совсем не поэтому), но ловля Бога очень похожа на ловлю блох и потому иногда нужно всё бросить и поспешить, куда позвало что-то невидимое.

"Ясли" по-гречески "фатнэ" - и это всего-навсего "ящик". Поэтому "фатнэ" называли то, что теперь архитекторы зовут "кессон" - выемка в плите, призванная облегчить её вес (древние греки и изобрели!). Сразу видно, что о Рождестве вспоминали не пастухи и не Иосиф, а Мария. Мужчина бы как раз упомянул бычка и осла, и именно мужчины создали традиционное представление о Рождестве как помеси дипломатического приёма с колхозом, а женщина на всю жизнь запомнила, как с трудом нашла ящик, чтобы с боков ребёнку не дуло и не ползли всякие жучки. Какая-никакая, а колыбель.

"Фатнэ" фигурирует спустя сто лет у Лукиана в "Золотом осле" в поговорке "собака на сене" - там собака именно в яслях, "онон фатнэ". Судя по всему, Лукиан лишь воспроизводит поговорку, которая и во времена Иисуса была, причём "ясли" явственно у него именно ослиные. Первая карикатура на Христа, времён того же Лукиана, - осёл на кресте. Ну да, надо быть ослом, чтобы невиновным попасть на крест. И на этом Осле мы и въезжаем в Небесный Иерусалим...

*

Лк. 2, 16 "И, поспешив, пришли и нашли Марию и Иосифа, и Младенца, лежащего в яслях".

Прелюбопытный порядок перечисления - и не надо думать, что Лука не знал о значимости такого порядка. Любопытно отличие от современной психологии. Иисус на последнем месте. Собственно, Его пока ещё как бы и нет. В следующей фразе Лука говорит, что пастухи рассказали о видении "им" - но понятно, что в это "им" не входит новорожденный. Он ещё, как говорят поляки, "немовляк" - не говорит, значит, и не понимает. На удивление часто так же ведём себя и мы, живущие при Боге живом и вполне созревшем для общения. Рассказываем о чудесах вместо того, чтобы общаться с Сотворившим чудеса. Спешим к людям вместо того, чтобы поспешить к Богу. Удивляемся ангелам вместо того, чтобы удивиться Единственному, достойному Удивления. Ведём себя как пастухи Рождества, тогда как мы - овцы Воскресения.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова