Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Лк. 2, 32 свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля.

№14 по согласованию. Фразы предыдущая - следующая.

 

КАКАЮЩЕЕ ВОСКРЕСЕНИЕ НАШЕ

Ключевое слово в этой фразе – апокалипсис. Да-да, апокалипсис! Как на меня набросились, когда я сказал, что в Евангелии ничего не говорится о просвещении – так вот, тут в греческом оригинале именно «апокалипсис», а не «просвещение». Откровение – причём русское слово тут довольно точное, только его этимология уже не ощущается, корень «кров» затушевался.

Апокалипсис – это освобождение, даже воскресение. Первый апокалипсис – это у пророка Исайи, где исходная точка – та, которую неверное толкование апокалипсиса полагает в будущем. Ужасы и кошмары – не завтра, а сейчас, «now», как говорят американцы, немедленно. Вы только оглядитесь – сейчас всё очень плохо, до невозможности, хоть в гроб ложись. Только тому не нужно в гроб, кто уже в гробу. Мы просто адаптировались, а по сути – ой-ёй-ёй!

Лучше всего у Исайи – причём и в оригинале – «злодеи злодействуют злодейски» (24, 16). Апокалипсис же – в следующей главе: Бог уничтожит покрывало, лежащее на всех народах, и это покрывало – смерть. «Поглощена будет смерть навеки, и отрёт Господь Бог слёзы со всех лиц, и снимет поношение с народа Своего» (25, 8).

Сравнение смерти с тенью, мраком, - штамп того времени. Бог – это Свет, уничтожающий тьму. Причём, для злодеев этот свет – как вспышка атомной бомбы (25,5 – как зной подавит врагов), а для своих – как свет, когда тебя вывели из тёмного карцера, глаза щурятся, болят, но это свет жизни.

Просвещение – это не свет компьютерного экрана или проектора в классной комнате. Это свет праздничного пира на высокой горе, наслаждаемся видами и вином одновременно. «И сделает Господь Саваоф на горе сей для всех народов трапезу из тучных яств, трапезу из чистых вин» (25, 6). Насчёт «чистых вин» оценить нетрудно – если посмотреть, какой осадок у вин некоторых производителей, не будет уж срамить прилюдно…

Остаётся два вопроса: все спасутся? Или только евреи? Да вот Исайя-то не даёт ответ! Это же апокалипсис, а не статистика. Начинается с того, что мне плохо от других людей – они меня убивают, сажают в тюрьму. И эти другие люди – иностранцы… Соседняя держава… Опять Ирак, и три тысячи лет назад Ирак! Но только Исайя потому и пророк, что он на этом как-то не задерживается. Конечно, и у него плохие люди в тюрьму, во мрак преисподней. Но ведь «все народы» - значит, и иракцы? И иракцы! И арабы!

Семиты с антисемитами, украинцы, страшно сказать, - с русскими… Похоже, что и те, которые угнетали и убивали – тоже за этим столом… Как это возможно? А это невозможно!

Было бы возможно, так и не нужно никакого Бога. Потихоньку, полегоньку, учёные и политики скострыляли бы идеальный мир… Ну, на костях, конечно, не без этого…

Покрывало смерти будет снято со всех. Откровение – это кров, крышу снесёт у тюрьмы, где все. Тут смыкаются «просвещение язычников», «апокалипсис этносов» и «слава Израиля». Как? А вот так, что этот конкретный ребёнок оказывается Сносителем. А вы бы хотели освобождение без освободителя? Науку без учёных, размножение по пробиркам, бессмертие без мяса и крови? Какая гадость эта ваша заливная рыба!..

Вот и ответ на вопрос – видел Симеон будущее далёкое или будущее очень далёкое? Вот евангелист Лука – он считал, что увидел то же, что Симеон? Воскресение Христово это есть «крышу снесло»? Или ждём всеобщего воскресения и тогда восклицаем «ныне отпущаеши»?

Опять двадцать пять за рыбу деньги! Да нет в жизни «событий», отдельных от «человека». Есть человек – есть событие жизни, нет человека – нету жизни. Даже воскресение – оно всего лишь прилагательное к человеку, не наоборот. Мне не нужно воскресение, если я буду лишь его частью. Не человек для воскресения, а воскресение для человека. Увидел Того, Кто тебя воскресит – значит, ты уже воскрес. Ну это как первый поцелуй – в нём одном уже и восемь будущих детей, и ссоры, и прогулки, и полувековой юбилей свадьбы, и развеяли прах, и воскресли. Лишь бы не предать этого первого поцелуя. Так вот и с Христом – вот оно, воскресение и Царство Божие, лежит, описывает тебя и обкакивает, и ты видишь, ощущаешь и ощупываешь свет и славу человечества.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова